Форма для латвийских спортсменов на Олимпиаде в Рио. Архивное фото

Латвия в Рио: так обидно, что хочется плакать

259
(обновлено 12:25 27.08.2016)
Спортсмены, тренера, медики, чиновники, политики, болельщики - сегодня все недоумевают, как латвийская сборная умудрилась вернуться с Олимпиады в Рио-де-Жанейро без медалей.

РИГА, 26 авг – Sputnik, Марина Петрова. Самый большой спортивный провал со времен восстановления независимости заставил общество иначе посмотреть на спортивную систему и самих спортсменов.

Сплошной потенциал

Еще месяц назад в Латвии считали потенциальные медали и говорили о возможных поводах для гордости: у нас есть титулованные пляжные волейболисты Александр Самойлов и Янис Шмединьш, у нас есть олимпийский чемпион велогонщик BMX Марис Штромбергс, у нас есть многообещающая Ребекка Коха — у нас огромный потенциал.

Однако после того, как закончились Олимпийские игры, стало ясно, что у нас есть все, кроме медалей — впервые с момента восстановления независимости. Максимум, чего добилась Латвия — два четвертых места и одно пятое.

Премьер-министр Латвии Марис Кучинскис поспешил успокоить нацию.

"У каждого из нас бывают удачи и неудачи. И после первой неудачи не надо убирать со стола все кости, —  говорит он в интервью телеканалу LTV. — Мне совсем не кажется, что надо посыпать голову пеплом". 

Эта Олимпиада не была самой недофинансированной, на нее поехал не самый плохой состав, не было никаких предпосылок для разочарования. Поэтому спортсмены, тренеры и чиновники, возможно, вопреки советам главы правительства, до сих пор недоумевают по поводу ее результатов.

"Мы однозначно в этом случае можем сделать намного больше, главное понять первопричины, поскольку факт остается фактом и его никто не собирается оспаривать. Я не верю в то, что в системе не найдется того, что стоило бы улучшить. Капитальный ремонт нам однозначно не нужен, но косметический нужен", — говорит Sputnik глава Департамента спорта Министерства образования и науки Эдгарс Северс.

По ходу того, как растет недоумение, вскрываются все новые проблемы и оказывается, что ошибки совершили все и на всех этапах. О каждой по порядку. 

У нас не те спортсмены

Еще до начала олимпиады было известно, что от Латвии в Бразилию едет самая маленькая по численности сборная за всю историю. Однако тогда ни один спортивный чиновник не предполагал, что малочисленность отразится на результатах. Даже наоборот — все рассчитывали на медали.

По словам Эдгара Северса, после Олимпиады это ощущение никуда не делось — наши спортсмены ничем не хуже других.

"Мы не будем пороть горячку, поскольку с самого начала все происходит на эмоциях. Трагедии никакой не произошло, но у нас есть пища для размышлений, — говорит чиновник. — Я верю, что спортсмены со своей стороны сделали все возможное. Ведь есть еще и фактор спортивной удачи в такой конкуренции".

А вот в самом ЛОК считают, что помимо спортивной удачи необходима еще должная подготовка, а также соответствующее отношение, осознание ответственности со стороны спортсменов. А этого не было.

"К сожалению, были атлеты, для которых Олимпийские игры не стали главным и самым важным стартом в этом сезоне, хотя нам казалось, что так должно быть. Для них это были как будто ежедневные очередные соревнования", — сказал президент Латвийского олимпийского комитета (ЛОК) Алдонс Врублевскис. 

"Их переживания, на мой взгляд, не были достаточно глубокими и адекватными произошедшему. Спортсмен едет на самые важные соревнования, где обеспечен абсолютно всем, но достигнутый результат даже близко не стоит к личному рекорду или уровню достижений сезона. Если спортсмен не переживает по этому поводу, это свидетельствует об отношении", — продолжает глава ЛОК.

Алексей Щербатых, призер Олимпийских игр, бывший депутат Сейма, а теперь — тренер Ребекки Кохи — тоже считает, что новое поколение спортсменов не относится к Олимпиаде так серьезно, как она того заслуживает. По его словам, Олимпийские игры — это совсем другие нагрузки, совсем другие нервы, да еще и периодичность — всего раз в четыре года. Не все спортсмены это поняли.

"Основные выводы по итогам Олимпиады должны сделать сами спортсмены, тренерский и докторский составы. Я сам был спортсменом и готовился чуть по-другому, намного жестче к себе относился, я не расслаблялся. И тренер это помнит. Сейчас уже другая молодежь и у них все по-другому происходит", — говорит Щербатых Sputnik.

Разочарование, по словам Щербатых, было очень большим.

"То, что нас все разочаровали, и хотелось плакать — это, конечно, да, — продолжает тренер. — Опять же, винить, что были все плохо готовы, тоже нельзя, поскольку все сильно готовились. Скажу как спортсмен, что Европа и мир — это одни соревнования, а Олимпиада — это другие соревнования. На Олимпиаду он должен готовиться вдвойне. А здесь у меня сложилось такое ощущение, что все готовились как на Европу или на мир".

У нас не те тренера

Спортсмен, тренер и медик — вот та главная тройка, которая, по словам Щербатых, отвечает за результат. А следующий, после спортсмена, на кого обрушивается негодование — это тренер.

Города мира. Рио-де-Жанейро
© Sputnik / Константин Чалабов
"Всем кажется, что спортсмен один работает, а тренер сидит рядом на стуле и ничего не делает, — продолжает Щербатых. — Тренер также вкладывает огромные силы и энергию. Когда у спортсмена что-то не получается, это означает, что есть и тренерская ошибка. Нормальный тренер тоже себя винит в неудачах своего спортсмена".

Именно тренеров представители общественности винили в неудачах Ребекки Кохи: если бы она не попыталась взять слишком большой вес, то, возможно, попала бы в тройку. Виктор Щербатых признает: без тренерской вины тут не обошлось. 

"Ее ошибки — это мои ошибки и ошибки моего тренера. Где-то мы не доглядели. Были совершены ошибки во втором упражнении. В первом упражнении она сделала все, что могла, молодец. Во втором упражнении ей, конечно, немного не хватило сил. Где-то мы что-то не углядели, где-то она сачканула, где-то не доработала, где-то мы не заметили", — рассказывает он.

Правда, по словам Виктора Щербатых, особенного разочарования четвертое место Кохи ни у кого не вызвало. Если до Олимпиады все рассчитывали на попадание в шестерку, то эта цель была достигнута.

А дальше, по словам тренера, "будет, что будет". Поэтому, провалившаяся попытка попасть в тройку — повод задуматься и начать работать иначе, а не переживать о провале.

Если тренера вовсе нет…

Вторая проблема тренеров — отношение к ним со стороны спортивных чиновников. Всем хорошо известна история пловчихи Алены Рыбаковой, которая отправилось в Бразилию без тренера Германа Якубовскиса. Тренер остался дома и давал советы своей подопечной по интернету, поскольку на билеты для него не хватило средств. Зато деньги нашлись для того, чтобы в Рио-де-Жанейро отправился глава Федерации плавания Каспарс Поне.

По словам тренера Рыбаковой, соответствующее решение принял сам Поне, однако федерация впоследствии обвинила в сложившейся ситуации Латвийский олимпийский комитет. Тот, в свою очередь, обвиняет во всем федерацию.

В Министерстве образования и науки считают эту ситуацию ненормальной.

"Нам нужно обсудить ценности в спорте. Мы не против того, чтобы на Игры ехало руководство федерации, если на это есть лишние средства. Но если встает выбор между тем, кто поедет — тренер или глава федерации — я свято верю в то, что должен поехать тренер", — говорит Sputnik директор Департамента спорта Министерства образования и науки Эдгарс Северс.

Ранее Каспар Поне заявил, что отсутствие тренера не повлияло на результаты Рыбаковой, которая, хоть и улучшила личный рекорд, но на дистанции 200 метров оказалась 27-й. В министерстве с такой постановкой вопроса не согласны.

"В приоритете у нас спортсмен и все то, что ему нужно. А нужен ему второй я — это тренер. Без тренера спортсмен фактически как перчатка без руки. Стартует, конечно, спортсмен, но фактически вся черная работа проходит на тренировках, где без заботливых рук и зоркого взгляда тренера ничего не происходит", — продолжает Северс.

У нас не те стадионы

Бытовые условия и возможности для нормальных тренировок — еще одна головная боль латвийского спорта. Особенно это чувствуют метатели копья — им фактически негде тренироваться.

"Знаете, если летом еще есть, где тренироваться, то зимой вообще негде. Поэтому (метатели Зигмунд) Сирмайс и (Лина) Музе отправились в Финляндию, где есть все условия — медицина, аппаратура. Ты метаешь и видишь, как копье летит, где есть ошибки, а где нет. Мы же все работаем втемную, как он видит — а не как аппарат говорит", — говорит тренер по метанию копья Валентина Эйдука.

Алдонс Врублевскис согласен: тренироваться некоторым спортсменам действительно негде.

"Для Риги это очень большая головная боль. Мы много говорили о том, что Рига является европейской столицей, где нет своего национального стадиона. В Лиепае сейчас строится, в Кулдиге уже есть, в Валмиере планируется, а в Риге же нет ни одного", — говорит он журналистам.

Глава ЛОК уверен: в Риге и регионе, где живет половина жителей Латвии, надо построить два спортивных центра — по одному на каждом берегу Даугавы.

"Самоуправление вообще не занимается этим вопросом. Олимпийский центр был возведен за государственные деньги, Рижская дума только погасила деньги за аренду земли под ним", — напоминает Врублевскис.

"Проблема в том, что Рижская дума и правительство не могут договориться, что это будет делать", — добавляет он, выражая надежду на то, что после ремонта эту функцию возьмет на себя стадион Daugava.

Усовершенствование стадиона проходит за европейские деньги и закончится в 2020 году.

У нас не те деньги и не те чиновники

Не обошлось и без критики в адрес Латвийского олимпийского комитета. Представитель МОН оказался сдержан в этом вопросе, однако и он несколько раз признал: системе нужны изменения.

"В конце сентября назначено переизбрание руководства ЛОК. И когда у нового состава ЛОК будет мандат, мы будем говорить с ними о системных вопросах. Но сейчас у нас нет основания кого-то наказывать или еще что-то в этом духе", — говорит Эдгарс Северс.

По его словам, государство намерено относиться к спорту серьезнее, чем раньше.

"Возможно, теперь мы станем более требовательными с той точки зрения, что уже на протяжении многих лет, лет десяти, мы больше полагались на спортивные организации. И мы хотим им напомнить, что передав им определенные функции и права — заботиться о развитии спорта в стране, заботиться об использовании финансовых средств на это — мы будем спрашивать с них", — заверяет представитель МОН.

А вот на отсутствие денег в этот раз никто не жаловался, по крайней мере, особенных проблем с финансированием самих спортсменов не возникло. Если, конечно, говорить об этом в отрыве от поездки некоторых тренеров на игры в Бразилию.

"Я, конечно, понимаю, что было вложено много денег, а отдачи в этот раз никакой, — вспоминает Виктор Щербатых. —Главное, чтобы в правительстве не пороли горячку и не говорили, что, мол, мы дали денег и ничего. Но давайте вспомним те года, когда не было вложено столько финансов, но была отдача. 2000, 2004, 2008 год был очень тяжелым, 2012 было то же самое, но были же медали, хотя денег тогда много не было. Были хорошие времена". 

По его словам, спортсменам денег хватало, и в первую очередь, это заслуга ЛОК, который в данной ситуации сделал все, что мог.

"В чем их можно обвинять? С их стороны было предоставлено финансирование. Они сделали все, что могли. Спортсменам было нужно определенное количество денег, они старались это выполнить. Немногим спортсменам было отказано в деньгах в подготовке. Для тех, кто претендовал на шестерку и медали, были созданы по возможности все условия", — продолжает Щербатых.

Не те условия

Еще две проблемы, на которые указывают, скорее спортсмены, чем чиновники и политики. Во-первых, речь неожиданно зашла о неприятных погодных условиях в Рио-де-Жанейро. Однако Виктор Щербатых эти жалобы отметает как беспочвенные.

"Это ерунда полная. Мы выступали в Австралии, было 9 часов разницы, была зима, +40 градусов, жарища. Я жил в контейнере и что? Ничего страшного, не умер. Тогда были еще хуже условия, чем в Рио, — продолжает бывший спортсмен. — Не надо все сваливать на погоду, на жилье. Ребята, вы готовились, и вы допустили ошибки. Почему другие стали олимпийскими чемпионами, почему другие сделали мировые рекорды? Почему на них погода не влияет, а на всю сборную Латвии повлияла?"

Ну и наконец, не обошлось без разговоров о психологическом давлении на спортсменов.

"Перед Олимпийскими играми я слышал, что нам прогнозировали до трех медалей, — вспоминает Эдгарс Северс. — Один из факторов, который прозвучал, это давление на латвийских олимпийцев со стороны общества, со стороны журналистов. Для них это и так самый главный и ответственный старт этого года, а еще дополнительно на них сваливается давление со стороны общества". 

Однако многие профессионалы в один голос готовы ему противостоять.

"На Играх был очень хороший командный дух. У нас были лучшие психологи и физиотерапевты, которые работают со спортсменами, знают их слабости, знают, чего они боятся и работают над этим", — считает тренер по легкой атлетике Андис Ауструпс (тренировал Лауру Икауниеце-Админю).

"Я уверен, что у всех спортсменов есть внутренний мандраж. На мой взгляд, достигнув этого международного уровня и зрелости в спорте, они уже справляются с этим. Ни один из наших спортсменов не выглядел так, как будто бы у него мандраж и резиновые ноги. Может быть, не было внутренней мотивации и достаточной уверенности в себе. Но чтобы кто-то выглядел перегоревшим, такого не было", — говорит президент федерации бобслея и скелетона Латвии Янис Колс.

259
Тема:
Паралимпиада: спорт или политика (97)
По теме
Из Риги в Рио: вся олимпийская сборная Латвии
Комментарии
Загрузка...