Газета на столе

Защитники русской школы враги Латвии: о чем писали латышские СМИ

652
(обновлено 13:28 07.04.2018)
Президент, премьер и спикер Сейма обязаны сдавать на категорию по английскому языку, чтобы адекватно донести свою боль президенту Трампу. Под личиной защитников образования на русском языке скрываются недоброжелатели Латвии

Прославленные латышские художники и поэты о том, что сотрудничали с КГБ на благо Латвии. Экономику страны провожают в последний путь.

Мы есть плохо говорить по-английскому

После очередного конфуза на международной арене, связанного с якобы недостаточным уровнем владения государственным языком Великобритании президентом Латвии Раймондсом Вейонисом на саммите глав стран Балтии и Трампа, оживились латвийские законотворцы, пишет Latvijas Avīze.

Депутат Сейма Эдвардс Смилтенс призвал установить уровень необходимого владения английским для первых лиц государства. Другие коллеги депутата отнеслись к инициативе без особого рвения — зубрить английский никому неохота.

"Назрела ясная необходимость требовать обязательное знание английского языка на уровне С1 для высших должностных лиц государства. Это не стоит воспринимать как действия против президента, так как в целом господин Вейонис работает хорошо. Однако знание иностранных языков чрезвычайно важно не только для того, чтобы представлять страну красивыми речами, но и для того, чтобы в неформальных беседах с иностранными политиками быстрее "сломать лед", навести контакты и убедить их в желаемом результате. В своей практике я неоднократно убеждался, что именно разговоры "тет-а тет" играют большую роль перед принятием существенных решений. Таким образом знание английского языка современным политиком так же необходимо и само собой разумеется, как навык работы с компьютером или телефоном", — пояснил Смилтенс свою позицию.

По его мнению, обязательное знание английского языка надо требовать у трех высших представителей власти — у президента государства, премьер-министра и спикера парламента, а также у министров. К депутатам такое требование относиться не должно, так как в повседневной работе оно им не необходимо, и, во-вторых, этого не допускает Сатверсме, ибо в Конституции сказано, что депутатом может стать любой гражданин Латвии, независимо от его умений.

Однако, продолжает газета, вряд ли в ближайшее время Вейонису и Кучинскису придется засесть за учебники английского. Инициативу Смилтенса на корню зарубили депутаты правящей коалиции, попутно обозвав его самого популистом.

Заведующий фракцией "Единства" Хосам Абу Мери сказал, что самого Смилтенса можно назвать эталоном популизма, а его предложение оценить в "10 смилтенсов". Вместо того, чтобы учреждать специальный орган, который проверял бы английский у должностных лиц, не мешало бы позаботиться о надлежащем уровне владения государственным языком среди депутатов Сейма и самоуправлений.

А вот глава фракции "Зеленых и крестьян" Аугустс Бригманис не считает, что Вейонис опростоволосился в Вашингтоне.

"Я сам выслушал эту речь. Да, президент говорил с акцентом, но там не было ничего драматически позорного или трагического, чтобы нам надо было краснеть. Скорее надо стыдиться депутатов, которые перед выборами такими дешевыми методами стараются поднять свой рейтинг", — кинул Бригманис булыжник в огород Смилтенса.

Глава фракции Нацобъединения Райвис Дзинтарс, вероятно, памятуя о недавнем подвиге Вейониса, подписавшего законопроект о переводе всех школ на латышский язык обучения, заявил, что английский — не самое главное умение для президента страны. Однако ранее партия, которую представляет Смилтенс, торпедировала Эгилса Левитса — кандидатуру Нацобъединения на пост президента. А он, как известно, в совершенстве владеет английским. Поэтому теперь Смилтенсу нечего выступать.

Как известно ранее Смилтенс, будучи депутатом Сейма от "Единства", голосовал против предложения "Регионального объединения" сделать для министров обязательным владение не только латышским, но и одним из официальных языков Еврокомиссии.

"Жданокообразных" — на чистую воду

Публицист Элита Вейдемане в Neatkarīga Rīta Avīze также не припоминает руководителю нашей страны его плохого английского. Пускай он не герой, но что-то героическое в его действиях есть. Комментируя поступок — принятие поправок к Закону об образовании, она пишет, что это была не первоапрельская шутка, а настоящая пасхальная весть (поправки были спешно подписаны перед поездкой в Вашингтон 1 апреля, в день католической Пасхи).

Естественно, многие политические "эксперты", чье рабочее место у домашнего компьютера, остались недовольны. Не только "жданокообразные" организаторы "Вселатвийского" собрания русскоязычных (что за национальность?) родителей и седых "школьников". Но и латыши, которые брюзжали, что это следовало делать 27 лет назад, пишет автор, соглашаясь, впрочем, с тем, что, весь этот процесс, равно как и снос позорного памятника "освободителям" в Пардаугаве, следовало начать в 1991 году. Но этого не сделали. И что теперь, опускать руки? Пусть ликует политическая слабость, деградация и трусость? Ну уж нет, — пишет Вейдемане и призывает признать, что по крайней мере этот поступок президента страны — правильный. Намекая на то, что в противном случае речь могла бы зайти и об его импичменте.

Однако всеобщим народным ликованием решение о переводе школ на латышский не закончилось, сетует публицист. Есть такая организация — "Русская община Латвии" во главе с "президентом" Владимиром Соколовым, хорошо "подкованным" в истории Латвии. Он утверждает, что в 1991 году народ выступил за демократическую Латвию, а получил националистическую. По его сведениям, даже во время нацистской оккупации в Латвии продолжали существовать русские школы. Сегодня Латвия состоит в Евросоюзе, однако кучке политиков позволено уничтожить в стране русские школы как систему, заявляет Соколов.

Вейдемане возмущена тем, что у нас каждый ненавистник Латвии может спрятаться за маской "защитника русских школ" и устраивать свои манифестации, "собрания родителей" и другие политические сходки, обращенные против государственности Латвии.

Так, депутат Европарламента от Латвии Митрофанов обещал: "нас вперед поведет ненависть и еще большая решительность", потому что Вейонис "примкнул к политическим хулиганам – диктату радикальных националистов".

После Дэги Караева, Соколова и Митрофанова очередь попасть под плеть Вейдемане дошла и до депутатов от "Согласия". По ее выражению, к "кружку защитников русских школ" примкнули Кривцова, Цилевич, Пименов, которые взялись готовить заявление в Конституционный суд для отмены поправок. Их тут же поддержала Госдума России, окрестив поправки "линией зверского нацизма" и призывая ввести против Латвии экономические санкции. При этом Латвийский МИД безмолвствует, похоже там не посчитали это вмешательством в дела страны.

Однако, резюмирует автор, все эти шероховатости стоит оставить в прошлом. А национально думающим депутатам теперь надо активнее участвовать в реализации поправок в жизнь. Ни в коем случае не сдаваться, ведь сегрегация в образовании должна быть прекращена. "В конце концов, выпрямить спину совсем не так и трудно. Надо только помнить, что мы живем в Латвии, на своей собственной Родине".

Сотрудничали с КГБ во имя Латвии

Художницы Джемма Скулме и Майя Табака, поэт Янис Петерс и другие гранды национальной культуры советского и постсоветского периодов украсили обложку журнала Ir по совсем непраздничному поводу.

Пока мешки ЧК не изучены, более широкие свидетельства о возможном сотрудничестве известных людей с КГБ представляют мемуары двойного агента Иманта Лешинскиса. Опубликованные еще во время холодной войны в США воспоминания только что изданы в Латвии. Однако, можно ли верить обвинениям бывшего чекиста?

Писатель Зигмундс Скуиньш, упомянутый в тексте Лешинскиса как умевший "сохранять свои хорошие отношения с оккупационным режимом", комментирует: "Я всегда был националистически настроен, в коммунистическую партию не вступал. Однако дружил с националистически настроенными мужами тогдашнего правительства, и они (КГБ) знали, что я за человек". Имена скрытых в Совмине ЛССР патриотов, однако, литератор не называет.

"Во имя искусства выйти на Запад", — так свою роль характеризует Джемма Скулме, участница художественной секции Комитета по культурным связям с соотечественниками за границей, который Лешинскис возглавлял под прямым руководством 1–го отдела республиканского КГБ (разведка). "Возможно, Индулис Зариньш сотрудничал с КГБ, но его искусство и мастерство были крупнее человеческой подлости. Зариньш был очень шармантный человек…"

В свою очередь Янис Петерс однозначно называет написанное Лешинскисом "фантазиями". Поэт лично обращался в Центр документации последствий тоталитаризма и никакой информации о себе там не нашел. "Часть эмиграции была настроена против любых контактов с нами".

"В то время Латвия экспортировала мой талант, и у этого не было никакой связи с ЧК", — также опровергла измышления покойного агента художница Майя Табака.

Что же касается академика Яниса Страдиньша, чье сотрудничество с КГБ было в 1995 году констатировано документально, то он утверждает: "Шпионажем не занимался". Полковника КГБ Гунара Лапиньша он знал в связи с закупкой импортной аппаратуры для АН ЛССР. "Да, Лапиньш был высокопоставленным офицером, но, говоря по правде, все говорившееся им было направлено на благо интересов Латвии".

Это закопает экономику и всех нас

"В среду вечером меня заняли размышления о том, что будет дальше. Только Латвия вновь начала показывать старой Европе стабильное развитие, и вот мы спотыкаемся за экономическую борьбу двух великих держав и за свою немощь. Теперь у меня есть только один вопрос: как тяжело будет наше падение", – размышляет в социальных сетях Марис Симановичс https://www.facebook.com/maris.simanovics/posts/1879631288774646.

"Несколько примеров: Латвия долгое время идентифицировала себя мостом между Западом и Востоком. Сперва это был транзит, после этого финансовый сектор, сейчас, по сути, и экономические мигранты из России – появившаяся русская коммуна, попавшая под удар в рамках закрытия программы ВНЖ.

Сектор транзита уже получал по шапке несколько раз. Началось это с так называемых сухих труб, продолжилось ударом по грузопотоку после первых санкций, во время чего досталось и местным производителям, которым пришлось платить больше за транспорт в Европу. Теперь достанется и тем, кто обслуживает попавшие под санкции предприятия.

Исторически в Латвии была слабая структура капитала. К примеру, эстонцы гораздо легче пережили кризисные годы, поскольку у них был резерв. Сам капитал по латвийской шкале – это ранее заработанная и реинвестированная прибыль или инвестиции из других стран – восточных или западных. Западу нам предложить почти нечего – огромный КОЗ, непрогнозируемая налоговая система и слабая инфраструктура не совсем то, что привлекает западных инвесторов. В свою очередь, для востока мы были своеобразным курортом с понятным менталитетом.

Говоря же о событиях последнего времени, по сути, Латвия отдает свой статус финансового центра "кому-то другому", поскольку деньги никуда не исчезнут… Но что при этом потеряю я, как гражданин Латвии?

Во-первых, это процент от ВВП, который генерировал экспорт финансового рынка! Я думаю, что большая часть латвийского рынка в последнее время уже почувствовала снижение ликвидности финансового сектора. Теперь почувствуется и прилив безработных, ведь маловероятно, что банковские специалисты захотят работать на кассах в магазинах…

Во-вторых, это капитал, который инвестировали восточные предприниматели, а также деньги, которые они тут тратили.

В-третьих, все предприниматели, включая транзитных, которые обслуживали этот мост Восток-Запад, вероятно, перенесут свою деятельность в какое-то другое место, либо просто будут вынуждены снизить поток.

Наконец, этот микрокризис спровоцирует лавинный эффект, о чем мы еще не знаем, но уже сейчас понятно, что лишь глупец может утверждать, что этого не произойдет.

Производство инвестиций, если верить статистике, продолжает падать, число людей, если верить вышесказанному, продолжит уменьшаться, теперь это повлияет и на внутренние процессы – борьбу за продуктивность и результативность. Машиностроение развивается медленно.

Все это похоже на идущую вниз спираль, которая медленно, но совершенно обязательно закопает каждого из нас…

Отмечу, что я не специалист макроэкономики, не политик. Все это мысли обычного гражданина, быть может ошибочные".

652
Теги:
Закон об образовании, английский язык, СМИ, обзор, пресса, Аугуст Бригманис, Хосам Абу Мери, Райвис Дзинтарс, Эдвардс Смилтенс, Раймондс Вейонис, Латвия
Тема:
Обзор латышских СМИ (104)
Комментарии
Загрузка...