Спецслужбы

Как превратить правозащитника в террориста: большие проблемы спецслужбы Латвии

184
(обновлено 16:00 17.05.2018)
Сможет ли Полиция безопасности самостоятельно одуматься и прекратить преследования и аресты политиков и правозащитников, или Латвии все же придется ответить за нарушение прав человека в европейском суде высшей инстанции

РИГА, 17 мая — Sputnik, Андрей Солопенко. Умалчивая о том, какие конкретно статьи инкриминируются подозреваемым общественным активистам, Полиция безопасности (ПБ) дает основания предполагать, что признаков для инициирования уголовного процесса нет, а все эти дела исключительно политические.

По словам юриста, специалиста по европейскому праву и советника фракции Европейского парламента "Зеленые"- Европейский свободный альянс (ЕСА) Алексея Димитрова, в интересах Полиции безопасности было бы указать на основании чего некоторые участники Вселатвийского родительского собрания попали под подозрение в довольно серьезных преступлениях, чтобы избежать различных спекуляций в этом деле.

"Скрываясь за туманными формулировками, что за кажущимися легитимными действиями, возможно, были спрятаны какие-то другие, и, придавая делам статус секретности, логичными выглядят только два варианта. Либо там имеются настолько секретные сведения, что Полиция безопасности не хочет их разглашать, либо же под завесой секретности скрывается то, что оснований для уголовного процесса просто нет", — пояснил юрист.

Свобода слова и состав преступления

По мнению Димитрова, если ПБ считает, что под видом борьбы за образование на русском языке кто-то из участников собрания планировал какие-нибудь незаконные действия, то у спецслужбы должны быть очень веские доказательства.

"Это могут быть записи разговоров или показания свидетелей, которые при этих разговорах присутствовали", — сказал Димитров.

Если же оценивать публичные высказывания, звучавшие на Вселатвийском родительском собрании, то, по словам юриста, насколько бы они не казались Полиции безопасности нелегитимными, они все подходят под критерии "свободы слова".

"Допустим, в ПБ могут считать, что обучение во всех средних школах на латышском необходимо и справедливо, и есть закон, который это определяет. Но, тем не менее, даже высказывания против этого защищены свободой слова", — заявил юрист.

Он отметил, что Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) имеет достаточно широкую практику относительно права на свободу слова и даже шокирующие и неприемлемые для большей части общества высказывания находятся под защитой этого права. По словам Димитрова, если государство свободу слова каким-то образом ограничивает, даже в рамках уголовного дела, суду всегда нужно оценивать, насколько эти ограничения необходимы и соразмерны.

"Суду придется учитывать не только нормы уголовного закона, но и Конституцию Латвии, Европейскую конвенцию о правах человека и судебную практику ЕСПЧ", — пояснил Димитров.

Он подчеркнул, что очень надеется на то, что судебная система в Латвии в первую очередь будет руководствоваться Конституцией.

"Нормы уголовного закона являются второстепенными по отношению к Конституции, и те вещи, которые ею разрешены, как, например, собрания, шествия, пикеты или же разработка законопроекта, который может даже противоречить утвержденному парламентом, совершенно нельзя ограничивать с помощью уголовного закона", — сообщил юрист.

Поэтому, по мнению Димитрова, все дела, связанные с активистами и митингами, следует закрыть за отсутствием состава преступления.

"Я думаю, что сама Полиция безопасности должна прийти к выводу, что нет никаких оснований для выдвижения обвинения. Если же они будут считать, что дело надо продолжать, то от передачи его в суд может отказаться прокуратура, или же суд оправдает фигурантов всех дел. Пока что в тех высказываниях, о которых я слышал, на мой взгляд, никакого состава преступления нет", — подчеркнул Димитров.

Спецслужба боится потерять контроль

Но тут возникает резонный вопрос: а с чем могут быть связаны такие обширные заведения уголовных дел в отношении политиков и общественных активистов. Димитров предполагает, что здесь одним из факторов является международная обстановка, накалившаяся после 2014 года и приведшая к тому, что правоохранительные органы стали строже смотреть на какие-то вещи, которые, по их мнению, могут входить в противоречие с официальной политикой Латвии.

Также, по его словам, значительную роль играет и усиление протестного движения, ставшее особо массовым именно в последние месяцы.

"Реформа образования, инициированная министром Карлисом Шадурскисом, которую все же утвердил Сейм, создала достаточно серьезный протестный потенциал. Это мы знаем и из истории самой Латвии, если вспомнить протесты против первой реформы в 2004 году, и по тому, что происходит в других странах", — отметил Димитров.

Он также напомнил, что вопросы образования для нацменьшинств являются довольно болезненными, и привел в пример Украину, где также идет языковое противостояние.

"Достаточно посмотреть, что происходит на Украине и реакцию властей Румынии, Болгарии и Венгрии на ограничения, прописанные в украинском законодательстве. Вполне возможно, что, видя усиление протестного потенциала, наши спецслужбы опасаются, что он может привести к каким-то неконтролируемым последствиям", — предположил Димитров.

Правда, как заметил эксперт, вопрос о том, имеются ли основания утверждать, что целью создающегося протестного движения является не защита образования на родном языке, а что-то другое, — остается. Поэтому, чтобы развеять такие опасения, латвийским спецслужбам следует представить конкретные доказательства, ведь в противном случае все их заявления могут быть подвергнуты обоснованным сомнениям.

Как дела в Евросоюзе

Тем не менее, Димитров обратил внимание, что изменения, затрагивающие свободу слова, происходят и в других странах Евросоюза.

"Сейчас набирает силу достаточно новый тренд, связанный с преследованиями за оправдание или прославление терроризма. Есть протокол к Европейской конвенции о борьбе с терроризмом, который прямо предписывает государствам вести уголовное преследование за такие вещи. Это ответ на угрозу терроризма, которая в последние годы возросла во всем мире", — рассказал адвокат.

В этом смысле, естественно, у свободы слова должны быть какие-то ограничения. Однако, как заметил эксперт, если смотреть на изменения европейского законодательства, то там всегда свободе слова уделяется особое внимание и подчеркивается, что должен быть баланс, который, как правило, выражается в том, что можно преследовать в уголовном порядке лишь за те вещи, которые могут привести к насилию или к другим негативным последствиям и которые были сознательно на это направлены.

Поэтому правоохранительным органам нужно тщательно доказывать, что подозреваемый действовал с умыслом и, призывая к протестам, рассчитывал, что они должны перерасти в беспорядки.

Игра спецслужб

"Здесь очень важен именно элемент умысла. Ведь если не будет доказано, что человек своими высказываниями умышленно создавал провокацию насилия и с самого начала призывал именно к насильственным протестам, то тогда его действия не будут считаться уголовно наказуемыми", — объяснил Димитров.

Так что, если латвийские спецслужбы не найдут подобных доказательств, а тех, что они предоставят, окажется недостаточно, то у арестованных активистов появятся очень хорошие шансы на выигрыш своих дел в ЕСПЧ. Но все же будем надеяться, что до этого не дойдет и латвийский суд станет руководствоваться законом и не пойдет на поводу у спецслужб, явно играющих в политические игры.

184
Теги:
Полиция безопасности, Латвия
По теме
Гаспарян: спецслужба Латвии проводит зачистку перед выборами в Сейм
Русские против спецслужбы Латвии, или Кто расколол латвийское общество
Кривошеев: у спецслужб РФ есть занятия поважнее, чем вербовать латвийских граждан
Комментарии
Загрузка...