Евро

Пенсии в Латвии: краткая история и темное будущее

706
(обновлено 15:46 18.06.2018)
Если до установления советской власти в Латвии пенсию успели получить только государственные чиновники, то в будущем, по слухам в обществе, эти выплаты могут вовсе урезать или отменить, по крайней мере у неграждан

РИГА, 18 июн — Sputnik, Михаил Губин. Латвийские пенсионеры, как нынешние, так и потенциальные, с некоторым удивлением взирают на переполох, поднятый по поводу изменений в российском пенсионном законе. В Латвии подобные решения приняты уже давно и восприняты как неприятное, но логичное условие жизни в капиталистическом обществе в период кризиса. Латвийские пенсионеры вообще люди бывалые. Чего только им не пришлось вынести.

Кришьянис Баронс — первый пенсионер

Латвийская пенсионная система — детище так называемой советской оккупации. В довоенной Латвийской Республике, во многом послужившей образцом для нынешнего государства, пенсий — в современном понимании — не было.

По закону от 26 января 1920 года пенсия выплачивалась семьям умерших или погибших военнослужащих Латвийской армии. Законом от 13 января 1922 года были введены пенсии чиновникам гражданской и военной службы, в том числе министрам, послам и судьям, чей трудовой стаж составил 20 лет. В августе 1931 года был принят закон "О пенсиях", которым пенсии назначались чиновникам госучреждений и учителям, проработавшим 25 лет. Они могли выйти на пенсию по достижении возраста 55 лет. Понятно, что к 1940 году, когда в Латвии была установлена советская власть, они просто не успели. Так что пенсию получали только государственные чиновники — весьма небольшая часть населения. По данным министерства народного благосостояния на август 1932 года, пенсионеров было 18 тысяч человек. Среди них — 62 работника культуры.

Да, с 20 сентября 1920 года на государственное пособие могли претендовать нетрудоспособные представители творческих профессий — писатели, композиторы, художники. Их кандидатуры рассматривала министерская комиссия, которая устанавливала размер выплат по своему усмотрению, но не выше 40 процентов от зарплаты госчиновника первой категории. Обычно получали от 60 до 144 латов в месяц. Первым пожизненным творческим пенсионером в Латвии стал Кришьянис Баронс — знаменитый фольклорист. В 1920 году ему была выделена пенсия 1 тысяча 200 рублей (или 24 лата) в месяц, через год сумму удвоили.

Карлис Улманис и его стаж

Двадцать первого июля 1940 года Народный сейм Латвии провозгласил советскую власть, изменил название государства на "Латвийская Советская Социалистическая Республика" и направил в Москву просьбу о принятии в состав СССР. Двадцать второго июля, на следующий день, бывший президент и премьер-министр Карлис Улманис подал в министерство народного благосостояния заявление с просьбой о выплате ему пенсии. Бывший диктатор указывал, что состоял на государственной службе с 18 ноября 1918 года, но, кроме того, просил учесть, что находился в заключении за политическую деятельность в 1905 году и семь лет был в эмиграции, преследуемый правительством царской России, где ему грозил расстрел.

Этот документ ставит в тупик латышских историков, ведь он показывает, что все происходившее тем "страшным летом" Улманис считал совершенно законным. А по закону он мог рассчитывать на пенсию в 1 тысячу 80 латов, считают историки. Хотя вскоре законы изменились, но Улманис уже был не в Латвии. Однако свои революционные заслуги он подчеркивал со знанием дела.

Десятого ноября 1940 года на территории Латвии было введено социальное страхование по законам СССР. И в самом лучшем положении оказались революционеры и подпольщики. Потому что в рабочий стаж засчитывалось время отбывания наказания "лицам, осужденным при бывших правительствах за участие в борьбе за советскую власть". Кроме того, в стаж работы засчитывалось время, "проведенное на службе в Коммунистической партии до основания советской власти, а также время, проведенное без работы, вследствие преследования за деятельность в пользу советской власти" (утверждено Советом народных комиссаров Латвийской ССР 3 декабря 1940 года). А вот служба в латвийской армии или в прежних госучреждениях не засчитывалась.

Пенсионеры второго сорта

Неудивительно, что впоследствии все повернулось наоборот. Согласно нынешнему закону, в трудовой стаж входит "время, проведенное политически репрессированными лицами в местах заключения, поселениях, а также время, проведенное в бегстве из упомянутых мест". Причем этот стаж утраивается.
Двадцать девятого ноября 1990 года был принят закон "О государственных пенсиях", право на них было присвоено всем жителям Латвии, постоянным местом жительства которых на момент вступления закона в силу (1 января 1991 года) являлась Латвийская Республика.

Но по новому закону "О государственных пенсиях", вступившему в силу 1 января 1996 года, латвийским гражданам засчитывался трудовой стаж, накопленный до 1 января 1991 года в Латвии и за ее пределами. А иностранцам и негражданам — только в Латвии. Кстати, для мужчин пенсионный возраст был установлен в 60 лет, а для женщин — в 55.

В 2011 году Конституционный суд, куда пожаловались неграждане, решил: "Для различия в обращении при начислении пенсий по старости гражданам и негражданам Латвийской Республики имеется объективное и разумное основание".

И это притом, что 18 февраля 2009 года Европейский суд по правам человека постановил, что в Латвии установлены дискриминирующие ограничения для пенсионеров-неграждан при расчете трудового стажа, накопленного до 1991 года не в Латвии, и предписал выплатить негражданке Наталье Андреевой компенсацию в размере 6 тысяч 500 евро.

Пенсии — путь к катастрофе

Впрочем, и пенсионерам-гражданам особо радоваться не приходится. И им здесь не рады.

В конце 2012 года министр благосостояния Илзе Винькеле дала интервью латышскому изданию журнала Playboy, где рассказала, что пенсионерам с большим советским стажем очень трудно объяснить, почему они получают низкие пенсии.

"Они, люди советских лет, говорят, что платили налоги, работая на заводах. Правда, в советское время не было такого понятия, как уплата налогов. Они жалуются, что у них большой стаж и ничтожная пенсия, что они строили ту страну и она совершенно не отличается от сегодняшней Латвии. Суровая реальность, к сожалению, такова, что это два разных мира. Их вклад в другое государство не может быть адекватно оценен здесь. Все те пенсии, которые платит восстановленная Латвия, фактически берутся из денег, которые эти люди не создавали", — заявила Винькеле.

Поднялся скандал, Латвийская федерация пенсионеров требовала отставки министра благосостояния и напоминала, что уровень бедности в Латвии среди пожилых людей в среднем превышает 50%, и эта цифра самая высокая в Евросоюзе.

До этого, в мае 2011 года, инвестиционный банкир Гиртс Рунгайнис в интервью газете Latvijas Avīze заявил, что сохранение пенсионной системы в неизменном виде приближает катастрофу, "последствия которой по своему драматизму сравнимы с последствиями Второй мировой войны", и что на сегодняшний момент в Латвии нет ресурсов, чтобы сохранить пенсии на нынешнем уровне.

По мнению Рунгайниса, Латвии нужно считаться с реальной демографической и экономической ситуацией в стране, а не выдавать желаемое за действительное. В будущем, уверен он, пенсий не будет, потому что сейчас рождается слишком мало детей.

Скандальный банкир и в дальнейшем высказывался по этой теме: "Большинство теперешних пенсионеров в свое время работали, строя коммунизм, но в последние 20 лет допустили падение страны".

Пенсионный возраст в Латвии надо увеличить до 75 лет, говорил он газете Diena. А досрочный выход на пенсию должен зависеть от количества детей в семье. "За одного ребенка — два года, за двух — еще два года, за третьего — есть шесть лет. Если есть три ребенка, на пенсию можно в 65 лет". К этому же в мае 2018 года призывал депутат Сейма Имантс Парадниекс из Национального объединения.

В 2012 году генеральный прокурор Эрикс Калнмейерс заявил агентству BNS, что в Латвии следует взвесить возможность дискуссии о введении уголовной ответственности за враждебные комментарии в отношении таких социальных групп, как гомосексуалисты, пенсионеры и инвалиды. "Враждебным было бы и высказывание о том, что пенсионеры наносят большой ущерб социальному бюджету страны, поэтому их нужно ликвидировать", — считал Калнмейерс. 

Обещания и извинения

Между тем, когда население агитировали за вступление в Евросоюз, звучали совсем другие речи. Премьер-министр Эйнарс Репше 20 августа 2003 года высказал уверенность, что социальные группы, которые сейчас меньше всего поддерживают вступление Латвии в ЕС — пенсионеры и крестьяне — получат большие выгоды от присоединения страны к Евросоюзу.

А профессор экономики Инесе Вайдере в том же году на агитационном мероприятии объясняла жителям Кулдиги, что после вступления в ЕС их пенсии возрастут на 35 процентов. "Вы видели, чтобы европейские пенсионеры жили плохо?" — спрашивала будущий евродепутат.

На самом деле получилось наоборот. Тридцатого июня 2009 года президент Валдис Затлерс провозгласил закон "О выплате государственных пенсий и пособий в период с 2009 по 2012 год", предусматривавший уменьшение пенсий неработающим пенсионерам на 10%, работающим — на 70%, а пособия для работающих родителей — на 50%. В указанный период государственная возрастная пенсия должна была выплачиваться в размере 90% от установленного нормативными актами размера пенсии. Предполагалось, что закон будет действовать до 31 декабря 2012 года.

За него проголосовали 50 депутатов Сейма, против — 31, трое воздержались.

Но 21 декабря 2009 года Конституционный суд Латвии признал право всех латвийских пенсионеров на пенсию в полном размере и указал, что оспариваемые нормы нарушают право человека на социальное обеспечение и принцип правового доверия.

Шестнадцатого марта 2011 года премьер-министр Валдис Домбровскис и председатель Сейма Солвита Аболтиня, обращаясь к участникам съезда Латвийской федерации пенсионеров, принесли извинения за сокращение пенсий в 2009 году. Аболтиня назвала это решение "болезненным", а Домбровскис, кроме того, опроверг слухи об урезаниях пенсий на 20-50% или повышении пенсионного возраста до 70 лет. В том же году прошли выборы в Сейм, но премьерская партия "Единство" все равно потеряла 13 мест.

Неравная борьба

Нельзя сказать, чтобы латвийские пенсионеры не боролись. Первый Вселатвийский митинг пенсионеров прошел в Риге 21 октября 1993 года, во время обсуждения закона о пенсиях. Несколько тысяч манифестантов собрались у здания парламента, скандируя: "Долой правительство, "Латвияс цельш" и коммунистов!". Главным требованием было повысить пенсии и выплачивать их в зависимости от трудового стажа. Некоторые пенсионеры даже уселись на ступени и просили у депутатов хотя бы 10 латов на хлеб насущный.

Последнее по времени собрание Латвийской федерации пенсионеров состоялось на площади Латышских стрелков 16 сентября 2017 года. Было собрано 8 тысяч 962 подписи за уменьшение бедности среди пенсионеров и за доступность медицины, сообщил руководитель федерации Андрис Силиньш. На собрании пенсионеры выдвинули требования президенту, Сейму и правительству об увеличении необлагаемого минимума пенсий до уровня минимальной зарплаты и прекращении налогообложения пенсий, которые ниже границы риска бедности.

Между двумя этими событиями митинги пенсионеров и манифестации проходили регулярно и шумно. Восемнадцатого июня 2009 года на митинге на Эспланаде плюнули в лицо министру финансов Эйнарсу Репше. Девятнадцатого августа 2015 года к пикетчикам, стоявшим за индексацию пенсий в большем размере, вышла бывший спикер Солвита Аболтиня. Пенсионеры встретили ее появление недовольным гулом. Аболтиня, не замедляя шага, прокричала, что тоже так может, издала звук "у-у-у" и скрылась. Оба вышеупомянутых деятеля уже ушли из политики.

Восьмого апреля 2006 года состоялся учредительный съезд Партии пенсионеров и сениоров (работающих пенсионеров — ред.). Но ей ничего не удалось добиться. Двадцать третьего августа 2008 года прошел референдум по предложенным этой партией поправкам к закону о пенсиях. Согласно поправкам, размер всех пенсий должен быть не ниже прожиточного минимума. Приняли участие 347 тысячи 182 человека, референдум не состоялся.

Шестнадцатого декабря 2009 года газета Neatkarīgā сообщила, что министерство благосостояния выступает за то, чтобы возраст выхода на пенсию был повышен в Латвии с 2016 года, когда стабилизируется экономическая ситуация, однако неофициально известно, что международные кредиторы требуют сделать это уже в 2012 году.

Возможно, экономическая ситуация стабилизировалась раньше, чем ожидали. Потому что с 1 января 2014 года пенсионный возраст ежегодно увеличивается на 3 месяца и 1 января 2025 года достигнет 65 лет. Пока еще — 62 года.

Согласно данным прошлогоднего опроса, проведенного Swedbank, жители Латвии оценивают пенсионную систему государства как посредственную, но в старости все же надеются в основном на один источник дохода — государственную пенсию. При этом хотят, чтобы она была достаточно большой — почти 900 евро в месяц. Это, конечно, просто мечты.

Сейчас минимальная пенсия в Латвии составляет 70 евро 43 цента. В обществе продолжают циркулировать слухи, что пенсии урежут или даже вообще отменят. По крайней мере, у неграждан. Тем более, что на парламентских выборах этого года к власти обещает прийти Национальное объединение.

706
Теги:
неграждане, Латвия, Пожилые люди
По теме
Пенсия после смерти: латвийцам предоставили право выбора
Латвийские пенсионеры потребуют от партий отчета перед выборами
Сейм Латвии одобрил выплату "вдовьих пенсий"
Сейм в срочном порядке пытается спасти латвийских пенсионеров от бедности
Аналитик: размер пенсии - в руках самих работающих
Комментарии
Загрузка...