Арно Чориев

Арно и его двести детей: куда бегут рижские беспризорники

2427
(обновлено 14:23 13.08.2018)
Почему социальные службы ополчились на простого сантехника из Риги, который помог многим детям столичных улиц не скатиться на дно

РИГА, 11 авг — Sputnik, Евгений Лешковский. Арно Чориев всегда говорит, что он не воспитатель, у него нет соответствующего образования, и был бы рад заниматься лишь своей профессией – сантехника. Но так уж судьба распорядилась, что это ему в ближайшие годы точно не светит. Почти 200 детей, в основном из самых неблагополучных семей, считают его своим другом и даже больше того — родственной душой.

Одного накорми, с другим просто поговори

"Всегда и всем говорю, что рад был бы избавиться от неформального воспитания детей. Сколько раз обращался, например, к руководству нашей православной церкви, что надо создать при приходе в Московском районе какой-нибудь центр полезного досуга для детей, где те могли бы получать разные навыки, учиться полезным вещам, выполняя несложные работы, но пока реакции нет. Надеюсь, что она будет", — рассказывает Арно.

 Арно Чориев
Из личного архива
Арно Чориев

Дети к нему приходят прямо на территорию сантехнической мастерской в самом начале Московского района Риги, и многие к этому месту относятся как с своему второму дому. К тому же у некоторых детей и первого-то дома нет, а живут они где-то и как-то по разным углам.

А началось все с того, что как-то раз подошла к Арно на улице девочка и попросила денег на мороженое. Арно ответил: "С чего бы это? Я работаю, а ты мороженое ешь?". Девочка опешила и заявила, что работать ей нельзя, поскольку она пока только в первый класс ходит. "Ну иди тогда хоть цветы прополи около моей мастерской", — предложил Чориев. Девочка прополола, и Арно ее накормил целым обедом, а не только мороженым.

Потом эта девочка просто из интереса привела к Арно двух своих подруг. Оказалось, что у нее нет отца, а подруги вообще растут без родителей. Вернее, у одной тогда мама лежала в больнице и умирала.

Те две подруги пришли к Чориеву летом в тридцатиградусную жару, а на ногах их были резиновые сапоги. Другой обуви у детей не было вообще. Арно сходил в соседний секонд-хенд и купил за пару евро чешки для них.

И так один за другим к Арно стали приходить дети. Одному хотелось покушать, у другого буквально не было одежды – по улице ходил в лохмотьях, третьему просто не хватало общения, четвертому – родительского внимания, с пятым на улице сверстники не играли, а здесь за компанию – охотно. Пришли однажды три сестры, у которых мама только что четвертого ребенка родила. За ним она еще как-то следила, а воспитание остальных доверила улице. Арно стал им помогать, никого не гнал.

Помогать, а не рассуждать

"У меня нормальная реакция нормального человека на ненормальную ситуацию. А разговоры о "большом сердце" или "зове души" — не ко мне", — заявляет Арно.

Глядя на этого крепкого работягу с конкретным строгим взглядом, мощным подбородком и здоровенными руками, точно не станешь говорить о какой-то там сентиментальности.

Арно родился в Риге. Его папа с мамой развелись. С шести лет он жил с отцом недалеко от Ростова-на-Дону. С самого детства коров на реку гонял. А в 1985 году вернулся в Ригу, где окончил школу, потом ПТУ – учился на штукатура-маляра-плиточника, а остальные профессии сам осваивал.

У Арно есть взрослый сын и восьмилетний внук. Своего ребенка он поставил на ноги, а теперь помогает другим. Зарплаты сантехника, конечно, не хватает на всех, но находятся добрые люди, которые помогают. Только денег Арно не принимает: хочешь дать такую-то сумму, тогда купи на нее нужное нам и принеси. Например, нужен холодильник или хотя бы баскетбольный мяч.

Потом, когда детей стало приходить все больше, Чориев начал договариваться с администрацией объектов, где устанавливал и обслуживал сантехнику, что там будут в счет оплаты принимать его группы детей. Так было в "Акваландии" на улице Мукусалас. Там некоторые детишки плавать научились, там и праздники отмечали, которых дети из самых неблагополучных семей вообще в жизни не видели. С некоторыми ребятами спортом начали заниматься: ничего особенного — отжиматься, подтягиваться, в футбол играть, но для них и это было очень много.

Никто не хочет в детдом

Родители многих детей знали, что те бегают к Арно, и этому только радовались. А иногда он и родителям помогал по дому. Знакомые часто спрашивают у Арно, почему дети не идут в детские дома. "А покажите, кто хочет туда идти?" — отвечает вопросом на вопрос Арно.

"Только десять процентов воспитанников детдомов потом вливаются в социум и живут нормально, а остальные становятся алкоголиками, наркоманами, идут по кривой дорожке в места, не столь отделенные. У меня-то, повторю, в мастерской не детский дом, не приют, но какое-то воспитание происходит само собой, автоматически. А в настоящих детдомах Латвии вообще непонятно кого воспитывают. К примеру, дети там не должны убирать за собой, ведь есть оплачиваемые уборщицы, могут не застилать кровать – за них это сделают, дети даже полы не моют", — возмущается Арно.

По его словам, Латвии стоит обратить внимание на опыт Японии: там дети и убирают за собой, и готовят, и даже помещения ремонтируют. С детства приучаются к труду.

"А у нас только и разговоров "вы что – это же насилие по отношению к ребенку". И к чему это ведет? Кого воспитываем?" – спрашивает человек, в мастерскую которого дети приходят сами, несмотря на строгий свод правил.

Список того, "что нельзя", висит у входа. Если кто-то выругается, то в следующие пять дней вообще не должен с Арно разговаривать. Кроме того, запрещены не только алкоголь и сигареты, но и всякая химия вроде кока-колы и чипсов. Если поел, то обязан вымыть за собой посуду. Воровство прощается только в первый раз, и то в том случае, если человек, осознав все, вернул украденное.

Сами не помогаем, зато другим мешаем

И нашлись ведь "добрые люди". Кто-то "довел до сведения" полиции, будто Чориев – педофил. Но потом выяснилось, откуда ветер дул — от местного отделения социальной службы, которой Арно мешал: туда дети не ходили, а к нему – постоянно. А у соцработников зарплата складывается исходя из того, сколько детей на учете: сколько проблемных и сколько нормальных. Жителей в Риге и так все меньше, а значит, и у соцработников каждый неблагополучный ребенок буквально на вес золота, поскольку на каждого из них выделяют деньги…

"Полицейские и забирали детей, когда мы вместе отмечали, например, Пасху в "Акваландии", и с обыском в мою мастерскую приходили. У детей тогда истерика была, а их родители не могли понять, чего люди в форме ко мне цепляются. Да был бы я педофилом, потрогал бы кого-то как-то, посмотрел бы не так и все — попал. Тут не домашние дети, им палец в рот не клади, они подкованные, еще и шантажировали бы меня — устал бы им планшетники покупать", — поясняет Арно.

Кроме того, у Арно дети собираются в мастерской по определенным дням, а не приходят к нему домой. Дверь изнутри не запирается — замок сломан. Закрыть можно только снаружи.

"Я и к полиции обращался: поставьте у меня камеры наблюдения — будете круглосуточно видеть, что происходит. Нет, не поставили, экономят, наверное. И вообще мастерская в пяти минутах ходьбы от полицейского участка на улице Гоголя, начальника которого я прекрасно знаю", — рассказал благотворитель.

На Арно даже дела уголовные заводили по растлению малолетних и тому подобное. Но в итоге все закрыли и любые обвинения сняли – что логично. А он все так же, как умеет, помогает детям не скатиться на дно, воспитывает как-то по-своему. Только боится, что полицейские и соцработники от него не отстанут.

"Может, хоть после статей в СМИ, образумятся. Просто важно, чтобы каждый честно делал свое дело, тогда и жить будет легче. А искать виновного, если сам не можешь решить проблему, это, думаю, совсем неправильно", — подытожил Арно.

2427
Теги:
соцслужбы, беспризорник, Арно Чориев, Рига, Дети
По теме
Глава Рижского сиротского суда: интересы ребенка - выше прав родителей
Детский дом Stikli признали неподходящим местом для детей
Как живет детский дом в Даугавпилсе
Комментарии
Загрузка...