1 мая 1934 года, Улманис уже задумал переворот. Фотография из журнала Атпута

Ринкевичc против латвийского истеблишмента и Улманиса

1107
(обновлено 13:09 16.05.2018)
Дмитрий Ермолаев
Кем же был латвийский "отец народа", и как Латвия стала прибалтийским офшором Москвы

В Латвии произошло неслыханное. Министр иностранных дел страны Эдгарc Ринкевичc посмел, хотя и крайне осторожно, усомниться в безгрешности и гениальности латвийского "отца народа" Карлиса Улманиса.

"15 мая — траурный день для латвийской демократии. Уничтожив парламентаризм, Улманис создал внутреннюю предпосылку для событий 1940 года, поскольку один человек не должен принимать важные для государства решения…" — написал глава латвийской дипломатии в своем Twitter.

​Почему я подчеркнул, что "осторожно"? Да потому, что Ринкевичc вменяет Улманису лишь сдачу страны Сталину в 1940-м. И не более. Такие "мелочи", как разгон Сейма и введение диктатуры, Ринкевичcа явно не беспокоят.

Но и такая смелость Ринкевичcа похвальна. Усомниться в правильности действий творца "счастливого времени", человека, которому в центре Риги поставлен памятник, кумира националистов – это в латвийских реалиях можно расценить как поступок.

Для меня лично всегда было странно продолжающееся восхваление Улманиса. По идее, ему должны были ставить памятники в Советской Латвии, но никак не в нынешней. Ведь Улманис сделал все для включения страны в состав СССР.

Экономика Латвии времен диктатуры Улманиса уже была поставлена под контроль государства в достаточной степени. В СМИ действовала жесточайшая цензура. Кстати, в газетах было запрещено ругать СССР и Сталина. Так что трансформация независимой Латвии в ЛССР для большинства жителей в бытовом плане мало что изменила.

Опять же, хотя бы чисто формально, но в 1940 году в Латвии вновь появляется парламент. Тот самый, который через 50 лет примет решение о восстановлении независимости Латвии.

Поведение же Улманиса после выдвижения советской стороной в 1940-м ультиматума о вводе дополнительного контингента войск вообще не поддается осмыслению в здравом уме, если исходить из того, что Улманис – герой националистов. Латвийский МИД дискутировал лишь о маршрутах и времени передвижения частей Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА).

Сам же Улманис обратился к латвийскому народу со словами "Оставайтесь на своих местах, а я остаюсь на своем", подчеркнув, что в Латвию входят дружественные силы.

По логике националистов, Улманис должен был отдать приказ войскам на сопротивление. Но он этого не сделал. Как с горечью сказал мне один приятель из числа националистов, Улманису надо было отдать приказ армии.

"Мы бы чуть-чуть постреляли, и тогда в советской системе у нас был бы статус, сравнимый с ГДР. А так, без стрельбы Москва спокойно изобразила добровольное присоединение Латвии к СССР", — подчеркнул мой друг.

А может, Улманис просто хорошо понимал ситуацию и осознавал, что латвийская армия не будет воевать с РККА? Ведь по такой же логике в 2014 году Киев так и не отдал приказ дислоцированным в Крыму частям начать военные действия. Украинский истеблишмент прекрасно понимал, что приказ не будет выполнен.

Так за что же Улманиса глорифицируют? Может, за то, что именно он создал Латвию? Но и тут все спорно. Как отмечает профессор Инесис Фелдманис, когда в Валке в 1917 году де-факто было объявлено о независимости Латвии, то Улманис почему-то пребывал в оккупированной немцами Риге. Кстати, тот же Янис Чаксте считал именно 1917-й годом создания Латвии. Это уже потом, при Улманисе, стали делать акцент на дате 18 ноября 1918 года.

Единственное, что можно ставить в заслугу Улманису, – это умение договариваться с Москвой. Этим даром он обладал всегда.

Думается, нам еще предстоит узнать, почему же латышская красная стрелковая дивизия воевала на Южном фронте в 1919 году, а не помогала красным в Латвии. А так ведь пребывание Улманиса на теплоходе "Саратов" могло бы затянуться.

Как видится, дело в том, что Советскому Союзу был просто необходим свой политический и финансовый офшор в Европе. Таким, наравне с Эстонией, для Москвы стала Латвия. Такая своя Швейцария.

Так что лозунг канувшего в Лету Parex banka "Мы ближе, чем Швейцария" можно отнести и к улманисовским временам.

Прибалтийский офшорчик Москва решила прикрыть лишь после поражения Франции, после Дюнкерка. Причем решение о вводе дополнительных контингентов принималось в спешке. Явно из опасения, как бы офшорчик не был перекуплен Берлином.

И именно в этот момент Улманис фактически обеспечивает передачу Латвии Советскому Союзу.

Кстати, специально для конспирологов отмечу: могила-то Улманиса так и не была найдена. А может, он и не умер в 1942-м? А за особые заслуги перед СССР продолжил жить где-нибудь на даче и получал советскую пенсию?

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

1107
Теги:
Карлис Улманис, Эдгарс Ринкевичс, Москва, Латвия, История, Министры
По теме
Вейонис хочет стать латвийским Путиным или новым Улманисом
Ринкевичс отдал знамя латвийской дипломатии нацисту и стороннику Холокоста
Хитрый ход Ринкевичса против британской "шизофрении", или Тайное послание Латвии к России
День обороны Валки от немцев: латышские стрелки заслужили 23 февраля
Комментарии
Загрузка...