Александр Гапоненко

Полиция безопасности предложила Гапоненко свободу в обмен на чистосердечное признание

1944
(обновлено 13:02 26.06.2018)
Владимир Линдерман
После того как правозащитник Александр Гапоненко отказался сотрудничать со следствием, ему добавили еще одну статью Уголовного закона

Узник Рижской центральной тюрьмы Александр Гапоненко обратился с жалобой в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). Суть жалобы: решение Рижского окружного суда от 27 апреля 2018 года о его аресте нарушает базовые статьи Европейской конвенции по правам человека. Поскольку это судебное решение является окончательным и обжалованию не подлежит, арестованный имеет законное право обратиться в ЕСПЧ.

Пределы свободы слова

Вот перечень статей Конвенции, которые, по мнению Гапоненко, нарушил суд: "Право на свободу и личную неприкосновенность", "Право на справедливое судебное разбирательство", "Наказание исключительно на основании закона", "Свобода мысли, совести и религии", "Свобода выражения мнения", "Свобода собраний и объединений".

Жалоба содержит ссылки на ряд решений из практики Европейского суда. Одно из них показалось мне особенно ценным применительно к Латвии. В это решение надо тыкать носом латвийские власти, пока они не заучат его наизусть. Если речь идет о критике государственной политики, то пределы свободы слова расширяются, и в таких случаях, цитирую, "…свобода слова охватывает не только информацию или идеи, которые встречаются благоприятно и рассматриваются как безобидные либо нейтральные, но также и такие, которые оскорбляют, шокируют или внушают беспокойство" (Lingens vs Austria, 08/07/86).

Именно такую информацию порой вбрасывал в общественное публичное пространство Александр Гапоненко. Эта информация не оскорбляла никого лично и ни одну этническую группу, но она, да, могла "шокировать" национально-озабоченную часть общества и "внушать беспокойство" представителям власти. Так вот, согласно европейским нормам, преступлением это не является.

Предложение, от которого можно отказаться

В жалобе приведен интересный факт, раскрывающий намерения политических заказчиков дела против Гапоненко. Девятнадцатого июня к нему в тюрьму в сопровождении следователя явился глава Полиции безопасности (ПБ) Нормундс Межвиетс. Гапоненко предложили дать показания, что свою общественную деятельность в Латвии он вел по заданию из Москвы. За это ему пообещали смягчить меру пресечения — выпустить на свободу до суда. (Как там было у Булгакова: "Покайся, Иваныч! Тебе скидка выйдет!")

Александр от сотрудничества отказался, тогда ему пригрозили дополнительной статьей. Свою угрозу начальство ПБ исполнило: 21 июня стало известно, что Гапоненко теперь подозревают еще и по статье 81 "прим" Уголовного закона: "помощь иностранному государству в его деятельности против Латвийской Республики".

Таким образом, более отчетливо проступили контуры плана, разработанного Полицией безопасности или ее политическими кураторами. План, судя по всему, такой: организовать громкий показательный процесс с несколькими подсудимыми, в ходе которого продемонстрировать миру, что оппозиционная деятельность русских активистов в Латвии инспирируется Кремлем.

Задумка вполне вписывается в нынешнюю антирусскую истерию на Западе. Но есть проблема. Обязательной изюминкой подобных процессов является "раскаяние" подсудимых, хотя бы одного-двух из них. Иначе может получиться обратный эффект, подобный тому, который получился у нацистов от суда над Димитровым. Твердая позиция обвиняемых может мобилизовать и активизировать русское сообщество Латвии.

Скорее всего, именно поэтому Александру Гапоненко продлевают арест — надеются его сломать. Понимают, что это очень нелегко, физически и психологически — первый раз угодить в тюрьму в почтенном возрасте, и хотят этим воспользоваться. Вот почему важна общественная поддержка — она укрепляет силы заключенного.

Война с инакомыслием

Два года назад Сейм Латвии принял большой пакет поправок в раздел "Преступления против государства" Уголовного закона ЛР. Авторы поправок и не скрывали своего замысла: ужесточить законодательство, выйти за рамки некоторых якобы устаревших демократических норм, чтобы получить возможность уголовного преследования представителей "пятой колонны".

Статья 81 "прим", которую сейчас добавили Гапоненко, рассчитана на те случаи, когда притянуть человека за шпионаж в пользу России ну никак невозможно — нет фактических оснований, а посадить очень хочется. Вот и изобрели — "помощь иностранному государству". Такой "квазишпионаж" или "типа шпионаж".

При желании по этой статье можно привлечь любого общественного активиста или журналиста из Латвии, участвующего в конференциях, конгрессах, круглых столах и тому подобных мероприятиях, организуемых Россией. Налицо чистейшей воды "маккартизм", война с инакомыслием.

На всякий случай

Решением следователя Полиции безопасности мне запрещено общение с Александром Гапоненко. Кроме того, ПБ окутала "дело Гапоненко" какой-то непонятной и, по-моему, противозаконной секретностью. Поэтому, во избежание новых "наездов" со стороны спецслужб, процитирую дословно фрагмент из жалобы Гапоненко в ЕСПЧ: "Полагая, что гласность в моей ситуации является необходимой для защиты от произвола властей Латвийской Республики, я поручил своему адвокату предоставить данную жалобу в распоряжение СМИ и правозащитников".

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

1944
Теги:
Полиция безопасности, Александр Гапоненко, Владимир Линдерман, Латвия, Арест и задержание
По теме
Митрофанов о деле Гапоненко: полиция не может признаться, что "облажалась"
"Говорят, я пью кровь младенцев": Гапоненко в наручниках вывели из суда
"Я не виновен": суд дал спецслужбам Латвии два месяца, чтобы сломать Гапоненко
В Таллине прошел пикет в защиту Александра Гапоненко
Как судили Александра Гапоненко: свидетель-прогульщик и запрещенные ручки
Комментарии
Загрузка...