Наклейка с двумя фигурами (цвета латвийского и российского флагов)

Латышский национализм это любовь. Особая форма

255
(обновлено 13:37 17.09.2018)
Павел Кириллов
Возможно, произошло недоразумение. Досадное. Вот уже 30 лет русскоязычные жители маленькой и гордой страны под названием Латвия живут под прессом национализма

Нет, ну не то что бы тебя каждый день обзывали на улице или не пускали в кафе или автобус. Чаще всего национализм разлит в воздухе подобно радиации — невооруженным горьким опытом глазом его не увидишь.

И тут — на тебе. Недавно депутат Сейма от Нацблока Ингуна Рубена в интервью Neatkarīgā сделала сенсационное заявление. Она сказала, что националисты Латвии любят все народы, "ведь наш национализм и есть любовь".

"Во всем мире почему-то борются с националистами, указывая на их нетерпимость. Однако латышский национализм — нечто другое. Латышский национализм всегда глубоко уважал другие нации, являясь, по сути, любовью в чистом виде".

Не знаю, что это. Полезно ли это? Быть может, что-то вроде чистого спирта — кто пробовал, тот знает.

Но в любом случае это меняет все дело! Как только мы, местные русские, этого не заметили, не распознали, не раскусили? Ну, я еще понимаю заезжих русских. Недавно, помните, актер Станислав Садальский гостил в столице Латвии в день своего рождения и потом в социальных сетях признался, что, по его мнению, отношение латышей к русским в Латвии по-прежнему фиговое. Вроде в ресторане ему нахамили, ведь художника обидеть может каждый. В любом случае осталась некая недосказанность. Но только до тех пор, пока на портале той же газеты Neatkarīgā, которая у нас считается вполне себе выдержанной, не появилась заметка с этим вот мнением Садальского. И комментарии под ней.

Не будем копаться в горах мусора. Вот только один характерный комментарий: "Пошел ср.ть, руссо дебило". Ну и все в таком духе. То есть, если у кого-то и были вопросы, почему к русским в Латвии якобы относятся "фигово", советуем на досуге порыться в комментариях в латышских СМИ под статьями об "этих русских". Кроме того, вспомните избранные места из выступлений латышских политиков и представителей интеллигенции про русских вшей, генетический мусор, пятую колонну, славянскую субкультуру и т.д и т.п…

То есть любовь, она, конечно, есть. Но какая-то извращенная, с побоями и скандалами (бьет — значит любит, милые бранятся — только тешатся, от любви до ненависти один шаг).

Как говорила одна из героинь замечательного кино "Амели": "Альпинисты высоко в Альпах нашли доказательства того, что мой муж меня любил". За доказательством любви латышей к русским лезть далеко не надо. Они ведь чистосердечно хотят сделать из русских латвийцев латышей. То есть принять "в себя", в свою семью, рискуя чистотой рядов и языка своего, самими латышскостью и идентичностью. С одной стороны, это трогательно. Но с другой… Разве такая ассимиляция не классический пример несчастных отношений — я полюблю тебя, если ты забудешь свой язык, свое мнение, свою личность, своих друзей и родных и будешь думать, мыслить и чувствовать, как я. И вообще, разве национализм не эквивалент эгоизма в людских отношениях?

Поэтому большинство русских рассуждает — а может, ну его? Спасибо, конечно, но, может, я лучше так, пешком постою, без вашей любви?

"Если бы у меня было одно слово, чтобы сформулировать латышский национализм, я бы сказала, что национализм — это любовь. Любовь к своему народу и родине", — заливается соловьем Рубена.

Но разве человек, любящий свою страну и желающий ей мира и процветания, не желает добра и своим соседям — людям других национальностей, которые живут и работают в этой стране и так же, как латыши, желают ей добра и процветания? Тем более что латышам достались в соседи вполне себе европейские, спокойные и, пожалуй, даже нордические русскоязычные, с которыми жить мирно и дружно — не такой уж великий подвиг, требующий любви и самоотречения.

Нет, это не пьяные орды, которые в свой варварский праздник 9 Мая толпой зомби бредут к своему "неправильно заточенному карандашу" в Задвинье, чтобы отпраздновать продолжение "оккупации" Латвии, как можно прочесть в статьях в латышских СМИ и комментариях в интернете. Это люди, которые в этот день собираются, чтобы почтить подвиг духа своих отцов и дедов.

И, конечно, если бы латышский национализм был любовью, как об этом вещает Рубена, то латышам разглядеть это обстоятельство совсем не составило труда.

Так же, как представителям латышской интеллигенции ничего не стоило бы выступить за то, чтобы в этом государстве инструкции для лекарств и приглашения на обследование на наличие онкологии печатались и на русском. Чтобы русских художников не выгоняли из Национального художественного музея, чтобы исторические связи России и Латвии и переплетение корнями их культур не вымарывались из учебников и сознания латышей.

Рубена удивлена, что детей до сих пор пугают националистами. Почему? Обратимся хотя бы к "Википедии": "Национализм — идеология и направление политики, базовым принципом которых является тезис о приоритете нации как высшей формы общественного единства и ее первичности в государствообразующем процессе. Основной смысл, заложенный в значение слова, заключается в превосходстве своей нации над другими".

Ах, вот оно что! Превосходство. Конечно, есть мнение, что латыши и не собираются принимать русскоязычных как равных. В доказательство приводится аргумент о том, то русские не будут учиться в одних школах с латышами, а будут грызть гранит науки на латышском языке в своих, русских, школах.

P.S. Пользуясь случаем, хотелось бы расставить точки над i. В национализме нет ничего от гуманизма, человеколюбия, демократических ценностей. Националисты — это гопники и маргиналы, которых с отвращением должно исторгнуть из себя любое здоровое общество. И не важно, латышские ли это националисты, русские, французские или чукотские…

255
Теги:
национализм, Латвия
Комментарии
Загрузка...