Кинорежиссер  Владимир Хотиненко

Владимир Хотиненко: мы живем с ощущением, что надвигается что-то нехорошее

800
(обновлено 20:58 17.04.2018)
Прославленный режиссер и философ Владимир Хотиненко верит, что Земле удастся избежать катастрофического сценария, но людям придется измениться

РИГА, 17 апр — Sputnik, Евгений Лешковский. В Ригу на пару дней приехал один из самых уважаемых и глубоких российских режиссеров — Владимир Хотиненко. На его творческом вечере в Доме Москвы больше всего говорили о двоих — о Ленине и о… Христе. Оказывается, теперь, как модно говорить, "запрос общества" что на историю демона революции, что на Спасителя чуть ли не одинаковый.

Во время творческого вечера Владимир Иванович показал фильм из цикла "Паломничество в Вечный город" — первого совместного проекта Ватикана и Русской православной церкви. Ранее пять серий, в которых снялись, например, Владимир Машков, Юрий Соломин, Никита Михалков, показывали по телеканалу "Россия". И об этом фильме разговоров на вечере было, кажется, даже меньше, чем о другой картине, но только художественной, – "Демон революции".

С этой ленты и начался разговор Владимира Хотиненко с корреспондентом Sputnik Латвия.

"Тема этого фильма – больше одного фильма. В январе, как вы знаете, по телеканалу "Россия — Культура" вышла моя авторская версия "Демона революции" — "Меморандум Парвуса". А сейчас идет работа над кинофильмом "Ленин". Такой вот триптих, сделанный на одном и том же материале, с одними и теми же актерами, но при этом все фильмы разные", — говорит Владимир Иванович.

Ленин был актером, гениально сыгравшим свою роль

– Что Достоевский в одноименном сериале, что герои вашей картины "Бесы", что, наконец, Ленин в фильмах кажутся актерами, играющими определенные роли по написанным кем-то сценариям. Они не хорошие и не плохие, они именно актеры, которым важно полностью выложиться в своих ролях. Наверное, именно поэтому все получились очень живыми и нешаблонными.

И это очень точно подмечено, они именно актеры. У меня у самого такое ощущение, что все в нашем мире уже написано кем-то – и для этой вот пьесы просто подбираются профессионалы, способные качественно выполнить поставленную задачу. И тот самый режиссер очень талантлив – он выбирает актеров, полностью отдающих себя своим ролям.

Эти люди не принадлежали сами себе как Ленин, который перевернул не просто судьбу России, но целый мир. И его нельзя рассматривать банально "он — хороший" или "он — плохой". Вообще, на самом деле, по сравнению с Лениным такие люди, как Цезарь или Чингисхан – дети малые. И Ленин, и, кстати, Парвус — это не просто исторические персонажи, а во многом мистические. Это идеально передали – глазами! – и Миронов, и Бондарчук.

– Сейчас многие проводят параллели — события столетней давности и день сегодняшний. Это делают режиссеры в фильмах, писатели в книгах, публицисты в статьях.

Потому что происходящее теперь само заставляет это делать. Я задумал свой фильм "Меморандум Парвуса" вовсе не потому, что "дата была на носу". И теперь, и тогда в мире слишком много абсурдного, что в итоге приводит к страшным последствиям. Я постарался показать это и в фильме "Гибель империи".

Апокалипсис уже происходит – в головах

Ведь, если говорить о том, что было сто с лишнем лет назад, сплошной абсурд, — продолжает Владимир Иванович. – Кому и с кем тогда было воевать! В чем человеческие причины начала войны, без которой, скорее всего, не было бы и революции в России? Царь Николай и кайзер Вильгельм были связаны, по сути, родственными отношениями, а, кроме того, еще и политическими договоренностями. И тут война! Ведь неслучайно же Николай II тогда говорил своим министрам, что "воевать можем с кем угодно, но только не с немцами". А что толкает людей на страшные дела?

– Помните, Достоевский сказал в "Братьях Карамазовых": бог и дьявол сражаются, а поле битвы – сердца людей.

Есть процессы – самые большие и значительные в мире, – которые происходят вне зависимости от воли одного человека, двух, десяти, пусть и стоящих во главе огромных стран или империй. В этом смысле теория Гумилева о пассионарности идеально подходит, чтобы понять происходящее в мире.

Такие вот глобальные процессы, думаю, никто лучше Льва Николаевича не объяснил. Их результат зависит от самых разных предшествующих событий, где и без мистики не обходится. Да, историки могут найти в тех или иных происшествиях свои причины, экономисты – свои. Но, мне кажется, ни первого, ни второго совершенно недостаточно. Главное – в другом. Максимально широко и глубоко учил нас на все смотреть как раз Достоевский в своих романах. О Боге и демонах совершенно верно сказано…

Но сейчас, по сравнению с событиями, условно говоря, столетней давности, все усугубляется, поскольку у стран-соперниц есть ядерное оружие. Поэтому всякий более-менее разумный человек понимает, что новая война, если она не дай Бог случится, будет последней. Причем это не Апокалипсис. Тот самый Апокалипсис в определенном смысле уже происходит – в головах. Главное, чтобы не сняли "седьмую печать", в моем понимании, теперь это ядерное оружие. Хотя я склонен верить, что войны не будет…

– Есть продолжение, известное всем с советских времен, "…но будет такая борьба за мир, что камня на камне не останется".

Давно заметил удивительные вещи, что у вас, что в России. Обратите внимание, что именно русских людей больше интересуют такие глобальные вопросы вроде "справедливости в Сирии", нежели какие-то бытовые, что по логике должно волновать значительно сильнее. Хотя сегодня, если серьезно, мы все живем с ощущением, что надвигается что-то очень нехорошее… Такое очень плотное ощущение тревоги. Как будто темное облако из романа Булгакова — "тьма, пришедшая со Средиземного моря, накрыла ненавидимый прокуратором город".

Кинорежиссер  Владимир Хотиненко
© Sputnik / Sergey Melkonov
Кинорежиссер Владимир Хотиненко

Как тело тренировать — знаем. А как — души?

Именно в такое время, как сейчас, лучше всего происходит тренировка "душевной мышцы", в результате чего человек или становится еще больше человеком, или вовсе пропадает, — замечает Владимир Иванович. — Хотя я считаю, что даже человек, который совершает действительно страшное, может стать рядом с Богом. Христос нас этому учил. Только мне даже сложно себе представить: каким должно быть покаяние этого человека? Как должны каяться люди, развязывающие войны и начинающие революции? У меня нет ответа.

Также у меня нет ответа, что испытывают люди, совершившие ранее действительно удивительное (теперь уже в хорошем смысле) и вдруг осознающие это. Ведь очень многие из нас это делают, играя ту самую роль, о которой я говорил ранее, оказываясь в тех или иных обстоятельствах, когда иначе невозможно.

Мне рассказали такую историю. Нил Армстронг, который когда-то первым ступил на Луну (если, кстати, ступил!), уже в преклонном возрасте как-то ночью вышел из дома на своем ранчо в Америке. В небе ярко сияла Луна. Он посмотрел на нее, попытался представить, что ступал по ней, – и упал в обморок. Очень человеческая история! Нет, вы только вдумайтесь, что вдруг произошло в голове человека, который увидел так далеко ту самую планету и действительно осознал: вот там — я был! Когда снимаешь фильм, очень важно видеть в любых героях человеческое.

– Тогда и Достоевский получается не "с книжной полки", а живой, полный страстей, близкий нам? И Ленин выходит вовсе не таким плакатным, каким мы его видели с детства?

— Для меня в этом отношении пример — фильм Мела Гибсона "Страсти Христовы". В фильме страсти человеческие. Там показана человеческая ипостась Иисуса. Ведь у Христа тоже была своя роль. И он понимал, что ему надо сыграть ее в мире, где он оказался, не просто честно и смело, а осознавая все, ощущая все, переживая за всех и умирая за всех.

Представляете, каково это — знать изначально предначертанное для тебя и не просто сыграть хорошо, как надо, а превзойти "сценарий", понимая, через что надо пройти? Здесь Христос, кажется, намеренно остается больше человеком, чтобы роль была сыграна еще честней, чем это надо. Как раз тогда и просыпается в человеке божественное, что на самом деле изначально заложено в каждом из нас.

И чем мы больше будем об этом думать, копаясь в себе постоянно, тем чище станем. Тогда, возможно, нам не достанутся роли демона и бесов, способных перевернуть мир, залив его в процессе морем крови.

Кинорежиссер  Владимир Хотиненко
© Sputnik / Sergey Melkonov
Кинорежиссер Владимир Хотиненко
800
Теги:
Владимир Хотиненко, Рига, Кино
Тема:
Киноклуб (102)
По теме
Движение вверх актера Кирилла Зайцева, или Как чувствуют себя русские в Латвии
Не Семенов, а Семеновс: "другой русский" в театральной Москве
Дочь Юлиана Семенова: Джеймс Бонд не годится в подметки Штирлицу
Чему учит Учитель: параллельная реальность "Матильды"
Комментарии
Загрузка...