Вокзал в Двинске (Даугавпилс), 1911 год

Как Двинск стал "Городом Эн": прошлое Даугавпилса в романе Леонида Добычина

180
(обновлено 16:29 03.07.2018)
Читайте в материале Sputnik, как хроника детства в дореволюционном городе стала причиной самоубийства писателя

РИГА, 2 июл — Sputnik, Тимур Селиванов. У Даугавпилса есть свой "гений места" — писатель Леонид Добычин. Он родился в 1894 году, вырос в Двинске, который вывел в своем романе "Город Эн". Бытописание дореволюционной России в России советской пришлось не ко двору. Добычина затравили на собрании Союза писателей в 1936 году, и он исчез — скорее всего, покончил с собой.

О том, как связаны добычинский Двинск и современный Даугавпилс, рассказал Sputnik Латвия профессор Даугавпилсского университета Аркадий Неминущий.

Предел изучения

— Как долго вы живете в Даугавпилсе?

— Почти полвека, с 1971 года. Я приехал сюда поступать в педагогический институт, хотел позднее перевестись в Ленинград, но Даугавпилс "затянул" меня, о чем теперь я совсем не жалею.

После вуза я недолго поработал в школе, а потом вернулся в альма-матер как преподаватель. Языком я вполне овладел, читаю курсы на латышском и русском. В следующем году исполнится 40 лет с тех пор, как я преподаю в Даугавпилсском университете.

— Когда вы впервые узнали о Добычине?

— Впервые — в начале 90-х. Я прочел его рассказы в рижском журнале "Родник". Тогда же у нас на кафедре вызрела идея: поскольку Добычин связан с Двинском-Даугавпилсом, неплохо было бы изучить наследие писателя. Мы стали проводить "Добычинские чтения", на которые собирались специалисты из России и Европы, по итогам регулярно издавались "Добычинские сборники". Последняя конференция прошла в 2010 году.

Даугавпилс. Вид на центр города (Новый Форштадт) в начале XX века
Даугавпилс. Вид на центр города (Новый Форштадт) в начале XX века

Сейчас изучение Добычина в нашем вузе несколько притихло. Леонид Иванович все-таки не Лев Толстой, все его наследие, включая письма, умещается в одном томе. Мы перелопатили его рассказы и роман, нашли параллели с другими писателями и достигли относительного "предела изучения" — не по буквам же тексты разбирать.

"Город Эн" неоднократно переиздавался, мы тоже опубликовали его со своими комментариями и иллюстрациями. Там мы проанализировали и художественный образ города, и его реальный прототип. Получилось практически энциклопедическое издание. Теперь эта книга стала библиографической редкостью.

По добычинским местам

— Можно ли использовать роман Добычина как источник для изучения Двинска?

— Считать, что добычинский роман — это путеводитель по тогдашнему городу, нельзя. Добычин — писатель, а не мемуарист, не хроникер. Не случайно он назвал роман "Город Эн", а не "Город Двинск". Можно сравнить с заглавием пушкинского стихотворения "Я помню чудное мгновенье" — "К***". Возможно, имеется в виду Анна Петровна Керн, но точного обозначения у Пушкина нет.

Двинск (Даугавпилс)
Фото из архива Даугавпилсского краеведческого и художественного музея
Двинск (Даугавпилс)

Любой писатель — это фильтр, через который реальный мир и город как его часть целиком в текст не входят, в художественном произведении они перестраиваются, изменяются. Скажем, в русской литературе есть много Петербургов — пушкинский, гоголевский, Петербург Достоевского — и они отличаются друг от друга.

С добычинским Двинском то же самое. Развернутых описаний мест у Добычина нет, он чаще всего ограничивался только упоминаниями. В результате город Эн, с одной стороны, похож на Двинск, а с другой — это собирательный образ провинции.

—  Можно ли составить специальный туристический маршрут по "городу Добычина"?

— Все приезжие участники наших чтений "подвергались экскурсированию" по добычинским местам. Дома, где жила семья писателя, уже нет, а тюремный замок и Церковная горка, которые упоминались в "Городе Эн", на своих местах. На православном кладбище есть могила отца писателя. На ней в 2012 году установили символический памятник — раскрытую книгу с именем Добычина.

Могила отца Леонида Добычина на православном кладбище Даугавпилса
Могила отца Леонида Добычина на православном кладбище Даугавпилса

—  Как сам Добычин относился к Двинску?

— Добычин — из тех авторов, которые не демонстрируют свою позицию открыто, ее нужно вычитывать из контекста. Я считаю, что писатель негативно оценивал провинцию в целом и город Эн в том числе. Для Добычина это мир застоя, абсурда, бездуховности, ограниченности. Его отношение отчасти смягчается демонстрацией детских и юношеских впечатлений рассказчика, которые разбавляют эту довольно мрачную картину, но назвать добычинский вариант провинциального города пространством гармонии и благополучия точно нельзя.

Этим Леонид Иванович сильно отличается от авторов, которые возвышают родные края и противопоставляют их столицам, большому суетному миру. Добычин — не апологет Двинска, хотя местные краеведы придерживаются другого мнения. Для них он — патриот по определению в связи с тем, что сохранил для потомков образ города пусть и в своеобразном восприятии.

Московский международный торговый банк, Двинск (Даугавпилс)
CC0 / Общественное достояние
Московский международный торговый банк, Двинск (Даугавпилс)

Писатель выбирает нас

— Как бы вы охарактеризовали добычинский стиль письма?

— Леонид Иванович очень тщательно отделывал свою прозу, этим своим стилем он и интересен. Многие исследователи отмечали: его тексты напоминают киносценарий с размеченными кадрами, особым образом смонтированными между собой. За счет этого монтажа возникает ощущение абсурдности: между собой склеиваются иногда абсолютно несовместимые реалии и категории. Это один из способов демонстрации в каком-то смысле безумия мира.

— Такая художественная позиция явно не совпадала с курсом на соцреализм. Как Добычин решился опубликовать свой роман?

— Он был крайне закрытым человеком, судя по письмам, даже с родственниками не общался близко, поэтому однозначно раскрыть его мотивацию невозможно. Могу предположить, что Добычин осознавал свою значимость как писателя, и публикация рассказов не удовлетворяла его амбиций. Он долго вынашивал роман, много работал над ним, и прятать его в ящик до лучших времен не хотел.

Лютеранская церковь (на переднем плане) и католический костел в Двинске (Даугавпилс) 1912 год
Лютеранская церковь (на переднем плане) и католический костел в Двинске (Даугавпилс) 1912 год

Видимо, Добычин посчитал, что, если его рассказы сдержанно, но приняли, то и роман "проскочит". Человек ведь всегда надеется на лучшее. Однако тогдашнему режиму нужна была жертва, и Добычина, который в Ленинграде был человеком пришлым, назначили козлом отпущения.

— Существует предположение, что после разгрома на собрании Союза писателей Добычин не покончил с собой, а сбежал из города. По-вашему, это возможно?

— Думаю, это фантазия в пределах теоретической допустимости. Он мог бы скрыться, сбежать — как это сделал, например, приятель моего отца. Отец попал под чистку, его объявили "пособником троцкистов", а его друг, который готовился к тому же, уехал в другой город и затерялся там. Спустя некоторое время они случайно встретились.

Некоторым людям в сходных ситуациях удавалось "потеряться", но, судя по характеру Добычина, его отношению к себе и к жизни, это маловероятно. Его шок от публичного заседания по поводу "Города Эн" был настолько сильным, что писатель почти наверняка покончил с собой.

— Как будет складываться судьба добычинских книг в будущем?

— Есть случаи, когда читатели выбирают писателей. А бывает и наоборот, когда писатель выбирает нас. Думаю, что Добычин относится к этому разряду. Добычин — изысканный, утонченный, непростой автор. Его никогда не будут печатать массовыми тиражами, он не Донцова и не Улицкая. К тому же, обыватель — в худшем смысле этого слова — может опознать себя в ком-то из добычинских персонажей, и ему это будет явно неприятно.

Добычина не знают и не будут знать так же хорошо, как классиков литературы уровня Пушкина, например. Тем не менее благодаря современным исследователям писатель реабилитирован, он вернулся из времени забвения в вечность.

180
Теги:
книга, Аркадий Неминущий, Леонид Добычин, Даугавпилс, Литература
По теме
Валентин Пикуль и его подарки Латвии XXI века
Код писателя Ольбика: роман "Судный день" обречен на успех
Латышская писательница представляет эротический роман "Порванные кружева"
Комментарии
Загрузка...