В книжном магазине. Архивное фото

Неправильный латыш Эрик Брегис и его русские книги

500
(обновлено 16:42 13.07.2018)
"Была одна большая страна - СССР, где я чувствовал себя хорошо, а в маленькой, в Латвии, я не прижился": почему книгоиздатель Эрик Брегис перевез свое дело в Россию

РИГА, 12 июл — Sputnik, Евгений Лешковский. Основатель издательства "Снежный ком" Эрик Брегис переехал из Риги в Москву семь лет назад. К тому времени о нем в России уже хорошо знали. Ведь в его издательстве "Снежный ком" печатались не только латвийские авторы, но и российские.

Например, в сборниках, которые выпускало издательство, выходили стихотворения прославленных фантастов Аркадия Стругацкого, Владимира Михайлова и Кира Булычева. Такой был эксперимент — книги "Мифическая механика" и "Магическая механика".

А воспитанный Брегисом молодой писатель из Даугавпилса Сергей Красильников несколько лет назад победил в престижных российских конкурсах. К примеру его повесть "Сучья кровь" стала лауреатом сразу двух номинаций — "Крупная форма" и "Молодой русский мир" литературной премии "Дебют", где могли участвовать молодые русские писатели, живущие за рубежом.

Основатель издательства Снежный ком Эрик Брегис
Игорь Мейден
Основатель издательства "Снежный ком" Эрик Брегис

Когда-то чуть ли не в каждом книжном магазине в Риге можно было найти издания "Снежного кома". И вдруг он укатился в Россию, где только за первых два года в издательстве, которое теперь называется "Снежный ком М", вышло сразу 33 книги. Так почему же "ком" укатился из Латвии?

По-русски читать забыли

"В 2005 году мы выпустили в Латвии первую книжку. Вначале вроде как все шло неплохо. Книги продавались через своих и в магазинах. Но потом стало очевидно, что книжный бизнес после оттока населения в Европу, в основном — русскоязычного и читающего, – это дело уже по определению проигрышное. На книжном рынке Латвии произведения русских авторов внезапно почти перестали продаваться. Я тогда еще недоумевал, почему так. Ведь книга стоит столько же, столько билет в кино, а то и дешевле", – вспоминает Брегис.

Сами судите, можно ли было оставаться и работать в Латвии, если в год там начало продаваться примерно по сто пятьдесят книг вообще, а не каждого конкретного автора. Причем это топовый тираж "кома". И ситуация стала усугубляться с каждым месяцем.

"Это вовсе не означало, что у нас какое-то неправильное издательство, или же мы книги плохие выпускали. Вы спросите, как теперь у крупнейших латвийских сетей, которые и продают книги и сами издают, все продается. Произведения даже самых известных и популярных российских авторов расходятся крайне медленно. Магазины заказывают новые романы или переиздания ведущих писателей, но всего по две-три книжки, и те лежат на полках месяцами. Что все будет именно так, я понял тогда, семь лет назад, и осознал, что надо переезжать в Россию, где русские книги нужны", — рассказал издатель.

Имена, которые узнали

Брегис про себя говорит, что он "неправильный латыш" и на родину возвращаться ему совершенно незачем.

"Латышского не знаю, специализация у меня – русская литература. Кому я нужен в Латвии?" — рассказывает издатель.

Действительно, русскому книгоиздателю теперь абсолютно нечего делать в Латвии. В Риге еще как-то работает пара издательств, но книги на русском почти не выпускают, в лучшем случае одну-две в год, да и то с большим риском и рассчитывая, что, скорее всего, тираж полностью придется перевозить в Россию. И тут не идет речь о произведениях, например, в жанре фэнтези, или мистики или приключений, издавать которые огромный риск — чересчур большая конкуренция с книгами из России. А Брегис выпускал как раз такие произведения, причем, отбирал их, полагаясь только на свой вкус, а не на модные тенденции.

Благодаря Брегису читатели узнали таких авторов как Мерси Шелли — его очень известный роман "2048", Андрей Хуснутдинов — автор "Столовой горы", упомянутый Сергей Красильников — он прославился во многом благодаря сборнику коротких притч "Долина лжи", и Владимир Данихнов, написавший роман "Чужое", который вошел в шорт-лист всероссийской литературной премии "Дебют-2006" и в лонг-лист "Большой книги — 2008", а также получил премию "Лучший молодой фантаст России" на "Евроконе-2008".

Операция "Литературный спецпроект"

Вот уже несколько лет, обосновавшись в Москве, точнее, в Московской области, в городе Щелково, Брегис занят, в том числе, особым проектом – выпуском почти полного собрания сочинений (ППСС) прекрасной рижской писательницы Далии Трускиновской — она же Дарья Плещеева. Уже издано более 20 томов, но серия продолжается, поскольку новые произведения автор пишет весьма активно, и они выходят, разумеется, не только у "Снежного кома", но и в других издательствах — в "Амфоре", "Вече", "ЭКСМО".

ППСС — особый проект, подписной. Заранее составляется список тех, кому произведения Далии Трускиновской интересны, и книги издаются только для них, а не для торговли в магазинах.

"Укатившийся из Латвии "Снежный ком" дорос в России до того, что ко мне обращаются, когда нужно сделать книгу от и до – от вычитки до печати. К примеру, сейчас издаю большую книгу подарочного формата — "Михаил Анчаров. Писатель, бард, художник, драматург", в ней 600 страниц с фотографиями. Анчаров — один из родоначальников такого понятия, как бардовская песня. Кроме того, он драматург — первый телевизионный российский сериал "День за днем" сняли по его сценарию. Он и художник замечательный. Но несмотря на все это такой яркий и разносторонний автор остался в тени других. И к нам обратились, чтобы мы помогли исправить ошибку, чтобы люди узнали об Анчарове получше. И книга эта — совершенно некоммерческий проект", — поделился Брегис.

Куда уходят тиражи

Сейчас, по словам Брегиса, спросом пользуются книги определенных серий и имен. Но нельзя сказать, что какой-то жанр популярнее других. Теперь в России работают огромные издательства, но о них самих мало кто знает, хотя те успешно выпускают по одной книге чуть ли не каждый день. Книги эти люди знают, а издательства – нет.

При этом тиражи книг небольшие, даже самых топовых авторов. Оказывается, теперь тираж в три тысячи экземпляров на всю Россию – это уже хорош. А писатели, произведения которых печатаются еще большими тиражами, 20-50 тысяч экземпляров, — буквально небожители. У того же Сергея Лукьяненко сейчас тиражи книг упали со 150 тысяч до 50 тысяч. Он, как и многие другие, живет за счет допечаток и переизданий.

Действительно успешным автор считается именно тогда, когда хорошо продаются не столько его новые книги, сколько переиздания старых произведений. В качестве примера можно привести творчество именитых авторов Дмитрия Громова и Олега Ладыженского, печатающихся под псевдонимом Генри Лайон Олди. Стартовые тиражи их книг – около 7 тысяч экземпляров, но потом они хорошо переиздаются, и интерес к этим романам не пропадает, даже к тем, которые были написаны лет пятнадцать назад.

"Издательский и литературный мир – он особый. Но эту самую литературную жизнь ты ощущаешь, находясь непосредственно в России. Была одна большая страна — СССР, где я чувствовал себя хорошо. Но в маленькой, в Латвии, я как-то не прижился. В итоге переехал в Россию, где я нужен, тут у меня книги выходят, а там — нет. Детей я вырастил, у них в Латвии все хорошо, живут лучше меня. А мне в России комфортно. И планы тут всегда большие", — заключил Брегис.

500
Теги:
Эрик Брегис, СССР, Россия, Латвия
По теме
Книга русского автора из Латвии выдвинута на престижную российскую премию
Победить "геноцид" русской книги в Латвии: вторая жизнь библиотеки Задорнова
Сжечь из идеологических соображений: скандал вокруг книг Астрид Линдгрен
Комментарии
Загрузка...