Логотип банка ABLV

Как ABLV поссорил "зеленых": кому достанутся 400 миллионов евро

628
(обновлено 18:03 25.05.2018)
Действия финансовых властей Латвии в связи с претензиями США в адрес ABLV вызвали вопросы даже у соратников по партии

РИГА, 25 мая — Sputnik, Людмила Прибыльская. Удар по третьему по величине банку в Латвии ABLV и последовавшие за этим события выявили противоречия в стане правящей партии – Союза зеленых и крестьян.

Делегированная ею министр финансов Дана Рейзниеце-Озола оказалась на одной стороне схватки вместе с заинтересованными в дележе "жирного куска" администраторами неплатежеспособности – эта публика в Латвии, как и министерство юстиции, находится под крылом праворадикального Национального объединения. На другой стороне – хозяйственники, мнение которых выразили депутат Сейма Роман Межецкис и премьер-министр Марис Кучинскис. Вероятно, они представляют мнение "тяжеловеса" Союза и мэра Вентспилса Айварса Лембергса, недовольного возникшими у инвесторов портового города проблемами.

Роман Межецкис 22 мая обратился с заявлением в Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией (БПБК), взяв за основу статью в газете Dienas Bizness от 21 мая "Администраторы неплатежеспособности планируют награбить 400 миллионов", в которой высказаны предположения о противозаконных действиях государственных должностных лиц, препятствующих самоликвидации ABLV и намеренных довести его до неплатежеспособности.

Накануне и премьер Марис Кучинскис заявил, что начинает переговоры с коалиционными партнерами, чтобы остановить продвижение законопроекта о Комиссии по рынку ценных бумаг и капитала, предусматривающего назначение всех ее членов решением парламента. Кучинскис назвал его опасным и неподготовленным, а бывший министр юстиции Гунтарс Гринвалдс – инструментом давления на комиссию. Законопроект в срочном порядке продвигает национальный депутат Имантс Парадниекс, связанный со скандально известными администраторами-миллионерами Спрудсом и Лусисом. На кону стоит кредитный портфель ABLV объемом в 900 миллионов евро, при распродаже которого "со скидкой" 50% администраторы могут заполучить как минимум 400 миллионов, считает Гринвалдс.

Экс-министр обвиняет правительство

Гринвалдс взбаламутил финансово-администраторское "болото", дав подробное интервью обозревателю Dienas Bizness Сандрису Точсу спустя 3 месяца после того, как были предъявлены обвинения со стороны структуры американского Минфина FinСen. Латвийский банк без каких-либо доказательств связали с отмыванием денег и даже пособничеством корейскому диктатору Ким Чен Ыну в ядерной программе КНДР. Несмотря на то, что и по прошествии времени доказательства не были представлены США, пике крупнейшего латвийского частного банка это не остановило.

Реализация принятого акционерами решения о самоликвидации тянется и тянется, финансовое положение банка стабильно, почему же ничего не происходит – спрашивает журналист экс-министра.

"Главный вопрос должен быть другим: почему нельзя спасти банк? Но этот вопрос не обсуждается, — отвечает Гринвалдс. – В том, что ABLV ликвидируется, виноваты не FinСen (американская политика всем понятна и борьба с отмыванием денег – никакая не новость), не Европейский центробанк, через 10 дней после сообщения американцев выпустивший собственное – что банк будет ликвидирован, так как его сохранение не отвечает интересам общества. В готовящейся ликвидации ABLV виноваты правительство Латвии с министром финансов Даной Рейзниеце-Озолой".

Да, власти не отвечают за банковский надзор, однако они должны защищать интересы страны, уверен Гринвалдс. Если какие-то подозрения относительно крупного финансового учреждения и работодателя имели под собой почву, следовало найти виновных и наказать их, однако правительство должно было четко сказать: такой банк нужен Латвии. Однако формулировку "его сохранение не отвечает интересам общества" придумал явно не ЕЦБ. Ее придумали в Риге.

Министр финансов заявила, что "ABLV не является системно важным", а премьер пошел у нее на поводу. Вместо того, чтобы немедленно вылететь в США для объяснений с FinСen, члены правительства втолковывали обществу, что в банке нет нужды.

"Если министра финансов не интересует предприятие с тысячей работников и средней зарплатой в тысячи евро, ее не интересуют и все остальные", — замечает Гринвалдс.

Он обвиняет Дану Рейзниеце-Озолу и в том, что в Латвии началось повальное закрытие банковских счетов. Это наносит огромный ущерб репутации страны и отпугивает инвесторов. "Нормальные перечисления без задержек, которыми славилась Латвия совсем недавно, попали под знак вопроса".

Заявление министра о том, что нерезидентские вклады надо снизить до 5% вместо 40%, — само по себе нонсенс. "Чтобы этого достичь, надо закрыть счета даже нормально работающих в Латвии предприятий, принадлежащих нерезидентам", — предупреждает Гринвалдс.

Инвесторы проголосуют ногами?

По объему накопленных иностранных инвестиций в Латвии лидирует Россия (обычно при их оценке принимают во внимание не только прямые вложения, но и офшорные). Использование офшоров для международных компаний – норма: это позволяет легче вести расчеты и осваивать новые рынки. Например, акции вентспилсской кондитерской фабрики "Победа" только на 10% принадлежат гражданам России Ольге и Виталию Муравьевым, а на 90,2% — кипрской Adellaar Holdings Limited.

Как отметил недавно на открытии второй очереди этой фабрики вице-мэр Вентспилса Янис Витолиньш, Pobeda Confectionery cделала верный выбор: она ведет дела через принадлежащий американцам банк Citadele. А вот другие инвесторы, причем не только российского происхождения, испытывают большие проблемы.

"В течение последнего года со стороны западных инвесторов нет никакого интереса к Латвии. А восточных беспокоит ситуация с банками, которая буквально связала бизнес по рукам и ногам, — заявил Янис Витолиньш. – Мы хотим, чтобы инвесторы, которые уже пришли в город, развивались и продолжали свои проекты".

А как раз это оказалось под угрозой, признал вице-мэр уже в неформальном разговоре с журналистами. "Информация, которую мы получаем от инвесторов, очень тревожная. Мы встречались с руководством Латвийской ассоциации коммерческих банков и, к сожалению, не получили никакой утешительной информации. Как известно, правительство требует снизить удельный вес нерезидентов в банках до 5%. Иными словами, новые нерезиденты банкам просто не нужны. Инвесторам с востока, в том числе из России, с Украины и других, очень трудно найти в Латвии банк, готовый с ними сотрудничать и предоставлять кредиты. В то же время в Эстонии и Литве таких проблем нет, значит, выбор будет сделан в их пользу?"

Витолиньш рассказал, что руководство Вентспилса ищет поддержки и на правительственном уровне, чтобы остановить банковский хаос. Однако результата пока нет.

Борьба влияний

Неужели влияния мэра Вентспилса Айварса Лембергса на СЗК и правительство недостаточно, чтобы нормализовать ситуацию в банковском секторе?

Ответом на этот вопрос стали события последних дней, когда на процитированное выше интервью экс-министра юстиции Гринвалдса отреагировал депутат Сейма от СЗК Роман Межецкис. На следующий день после выхода статьи он написал свое заявление в БПБК, заручившись поддержкой подкомиссии Сейма по предотвращению коррупции во главе с Алексеем Лоскутовым.

В интервью обозревателю DB Сандрису Точсу Межецкис сказал, что впервые за несколько месяцев с начала банковского кризиса его истинная подоплека была представлена без недомолвок, и сделал это хорошо информированный человек – бывший глава Минюста Гунтарс Гринвалдс. Должностные лица и ответственные институции должны дать разъяснения по этому поводу, но важнее, чтобы предположения экс-министра не воплотились в жизнь. А для этого дело ABLV должно попасть под контроль бюро, чтобы участники возможной аферы поняли, что попали на всеобщее обозрение. Это помогло бы предотвратить разграбление банка аналогично тому, как в 7-м Сейме удалось предотвратить практически уже совершившуюся приватизацию "Латвэнерго", уверен депутат.

ABLV – самый жирный кусок, который подлежит дележке в латвийской истории, отмечает Межецкис. Кредитный портфель – почти миллиард евро, 350 миллионов евро собственного капитала, ценные бумаги на сотни миллионов, активы. Вряд ли в налете на банк заинтересованы думающие политики или политические долгожители – скорее, "кометы" или "падающие звезды", которые шли по карьерной лестнице только вперед и уже не видят никаких берегов. Да, надо принять некие рискованные решения, но общество молчит.

"В момент, когда банку нанесли удар, прозвучали сообщения, что ABLV – не системный, его деятельность не задевает большинства жителей и им вообще все равно. Однако последние социологические опросы показывают обратное, — говорит депутат. — Народ не встанет грудью за банкиров, однако никогда не согласится, что узкая группа людей получает доступ к огромным ресурсам, поскольку это грабеж. Пусть те, кто пытается это сделать, знают: каждый их шаг станет достоянием общественности. Во время действия не этого, так следующего Сейма".

Межецкис напоминает, что в мировой практике случались искусственно спланированные нападения на банки, поэтому политики обычно очень осторожны в этом вопросе. "А у нас министр Дана Рейзниеце-Озола выходит и сообщает, что проблемы будут еще у 10 банков. Отнимите от общего числа скандинавские банки – и увидите, что угроза нависла над всеми остальными латвийскими банками. Министр угрожает всем им, всему финансовому сектору. Как это расценить? Если бы что-то подобное произошло в Германии, — например, с Deutsche Bank, — какие бы ни были тому субъективные или объективные причины, Ангела Меркель на рельсы бы легла, чтобы сохранить немецкий банк".

Офшорные лидеры – это британцы

Абсурдность банковского кризиса еще и в том, что 32% компаний-пустышек, на которые Латвии пеняют США, зарегистрированы в Великобритании. На втором месте – британская Вирджиния (18,1%). Назвав эти цифры, экс-министр юстиции Гунтарс Гринвалдс предлагает правительству альтернативный план переговоров с "партнерами": вызвать на ковер британского посла и спросить – на вашей территории зарегистрированы больше половины компаний, за которые мы расплачиваемся репутацией в глазах США, почему мы должны страдать от этого? Опасаясь скандала, сами британцы искали бы пути, как смягчить FinCen.

Решение властей Люксембурга, сохранивших "дочку" ABLV в своей стране вопреки решению ЕЦБ, говорит о том, что и в Латвии банк можно было спасти и, по крайней мере, дать ему честно и ответственно пройти процесс самоликвидации при участии акционеров, уверен Гринвалдс.

Сейчас речь идет уже об экономике в целом и о спасении репутации Латвии в глазах инвесторов и собственных предпринимателей, которым в случае ликвидации банков с латвийским капиталом просто некуда будет идти, кроме как к иностранным банкирам, которые смогут диктовать свои условия. Поэтому и пришлось мягкому в переговорах Союзу зеленых и крестьян показать зубы оппонентам – как внутренним, так и внешним.

628
Теги:
FinCEN, ABLV Bank, СЗК, Гунтарс Гринвалдс, Роман Межецкис, Дана Рейзниеце-Озола, Латвия, Банки
Тема:
ABLV Bank: прачечная или жертва инквизиции (112)
По теме
В ABLV предупредили: дешевых кредитов в Латвии без денег из РФ не будет
Зайцева: как вкладчикам ABLV Bank сохранить ВНЖ в Латвии
"Дочка" ABLV Bank в Люксембурге продолжит работу
Закроет ли Латвия еще 10 банков: кого может ждать участь ABLV
Комментарии
Загрузка...